Отравление фреоном – симптомы, первая помощь, лечение, последствия

Причины отравления

Жидкий хладагент легко испаряется. В проветриваемом помещении незначительная утечка фреона не опасна для здоровья.

  • Особенности использования Левомицетина детьми
  • Что делать при передозировке парацетамолом
  • Отравление дымом при использовании электронной сигареты
  • авария на производстве фреонов;
  • эксплуатация неисправного оборудования на промышленных производствах;
  • неисправность кондиционера, в том числе автомобильного, холодильного оборудования в непроветриваемом помещении;
  • сознательное вдыхание для получения наркотического опьянения.


Нужно учитывать пути попадания хладагента в организм. В первую очередь – прекратить контакт с фреоном.

Основы первой помощи

При отравлении фреоном самостоятельное лечение категорически противопоказано. Пострадавшему обеспечивают безопасность, вызывают скорую медицинскую помощь и поддерживают стабильное состояние до прибытия медиков. Обеспечение стабильности происходит за счет использования методик первой помощи:

  • если фреон контактировал с кожей и слизистыми или вдыхался в течение длительного времени, необходимо промыть слизистые и кожные покровы водой,
  • при проглатывании вещества делается промывание желудка с помощью зонда (категорически запрещено классическое промывание с помощью искусственного вызова рвоты, так как при повторном прохождении токсина по ЖКТ ожоги станут еще сильнее),
  • для облегчения кашля можно дать пострадавшему кодеин или любое противокашлевое средство.

По прибытии медиков им объясняют обстоятельства отравления и передают больного в их руки для оказания квалифицированной медицинской помощи.

Профилактические мероприятия, способные защитить от интоксикации фреоном, заключаются в следующем:

Отравление фреоном – симптомы, первая помощь, лечение, последствия

Отравление хладагентами может произойти, если человек вдыхает или потребляет химические вещества, также известные под названием торговой марки Фреон (Freon), от таких охлаждающих устройств, как холодильники и кондиционеры. Случайное отравление хладагентами случается редко, но может произойти, когда человек работает непосредственно с охлаждающими химикатами. Отравление чаще встречается у людей, которые используют это вещество в качестве наркотика.

Мягкое воздействие фреона в хорошо проветриваемом помещении обычно безопасно, то же самое касается и попадания небольшого количества фреона на кожу или локальной утечки в доме. Однако, если человек замечает симптомы отравления хладагентами, он должен немедленно обратиться к врачу или в службу экстренной помощи.

Что такое отравление хладагентами?

Отравление хладагентами происходит, когда человек вдыхает химикаты, используемые в охлаждающих устройствах. Некоторые устройства, такие как холодильники, кондиционеры и морозильники, содержат химикаты, называемые фторированными углеводородами. Люди часто называют эти химические вещества фреоном (от названия ведущего выпускаемого их бренда).

Фреон – опасное вещество. Этот почти без запаха и вкуса газ может вызывать серьезные симптомы. Поскольку хладагенты перекрывают подачу кислорода, некоторые люди используют их для наркотической эйфории. Это очень опасно, поскольку вдыхание хладагентов в высоких концентрациях или больших количествах может привести к смерти.

Если человек подозревает, что он случайно вдохнул хладагенты, он должны немедленно связаться с аварийными службами.

Симптомы

Симптомы отравления хладагентами зависят от воздействия. Если воздействие произошло случайно из-за утечки в хорошо проветриваемом помещении, отравление вряд ли произойдет. Случайное отравление встречается редко. Большинство случаев отравления происходят из-за преднамеренного воздействия, когда кто-то хочет достичь эйфории, и вдыхает для этого газ в закрытом пространстве.

К симптомам легкого и умеренного отравления хладагентами могут относиться:

  • Головная боль
  • Раздражение глаз, ушей и горла
  • Головокружение
  • Обморожение при воздействии быстро расширяющегося газа или жидкого хладагента
  • Рвота
  • Химический ожог кожи
  • Тошнота
  • Кашель

Тяжелое отравление хладагентом может вызвать симптомы, среди которых:

  • Рвота кровью
  • Затруднение дыхания
  • Потеря сознания
  • Кровотечение или накопление жидкости в легких
  • Ощущение жжения пищевых труб
  • Аритмия
  • Помутнение рассудка
  • Кома или внезапная смерть

Причины

хладагент Наиболее распространенной причиной отравления хладагентами является злоупотребление вредными веществами. Из-за низкой стоимости и доступности хладагенты нередко используются в качестве наркотика. Человек может использовать тряпку, небольшой контейнер, сумку или прибор, пропитанный химическими веществами хладагента, чтобы добиться желаемого наркотического эффекта.

Фреон является одним из самых распространенных газов, используемых подростками и взрослыми с целью получения «удовольствия». Вдыхаемые вещества обычно оказывают кратковременный эффект, поэтому нередко наркоманы делают несколько глубоких вдохов подряд, для его усиления. Однако это значительно увеличивает вероятность отравления.

Хотя случайные отравления происходят гораздо реже, они наиболее вероятны, если человек работает на объекте, где используются хладагенты. Случайное воздействие может также возникать при работе с продуктами, содержащими химикаты. Маловероятно, что человек отравится из-за протекающего бытового прибора, если он находится в хорошо проветриваемом помещении.

Лечение

При первых же признаках отравления хладагентами, крайне важно позвонить в службу экстренной помощи. Если это возможно, наблюдатель должен помочь человеку перейти в хорошо проветриваемую зону или на улицу, чтобы дождаться скорой помощи на свежем воздухе.

В отделении неотложной помощи врачи будут контролировать сердечный ритм человека, дыхание и кровяное давление. Лечение будет направлено на устранение внутреннего и внешнего ущерба от отравления. Лечение, которое может использовать врач, включает:

  • Устранение симптомов внешнего и внутреннего повреждения
  • Подключение к кислороду через дыхательную трубку
  • Удаление или лечение обожженных участков кожи
  • Удаление жидкости из желудка

В настоящее время нет доступных лекарств для прямого лечения такого отравления. Кроме того, у врачей нет формального способа диагностики состояния, но если они смогут подтвердить воздействие хладагентов, то примут необходимые для выздоровления меры.

Предотвращение отравления хладагентами нацелено на прекращение или предупреждение злоупотребления наркотиками. Необходимо контролировать работу всех устройств, содержащих хладагенты, и держать в закрытом помещении хладагенты, которые могут быть доступны случайным людям. Кроме того, родителям подростков и специалистам, работающим с детьми, важно уметь распознавать признаки злоупотребления хладагентами.

К признакам злоупотребления хладагентами относятся:

  • Внезапная потеря веса
  • Слезящиеся глаза
  • Видимое опьянение
  • Невнятная речь
  • Потеря координации
  • Дыхание или одежда с химическим запахом
  • Скрытые признаки злоупотребления, такие как пропитанные химическим веществом тряпки или пустые аэрозольные баллончики
  • Возбужденность
  • Пятна на лице, руках или одежде

Образовательные лекции об опасностях отравления хладагентами также могут уберечь подростков от злоупотребления. Даже однократное использование химикатов для охлаждающей жидкости может привести к смерти. Другие осложнения, которые могут возникнуть в результате вдыхания хладагентов, включают:

  • Депрессию
  • Повреждение легких, нервов, головного мозга или других жизненно важных органов
  • Потерю веса
  • Потерю сил или координации
  • Раздражительность
  • Психоз
  • Нерегулярное и быстрое сердцебиение

Чтобы предотвратить случайное отравление, человек или компания, работающая с хладагентами, должен предпринять шаги для обеспечения безопасности своего рабочего места. Люди, работающие с хладагентами, должны работать только в хорошо проветриваемом помещении, и принять меры предосторожности, чтобы избежать воздействия химикатов на кожу.

Людям, работающим с хладагентами, важно следовать всем рекомендациям и процедурам. Они должны пройти обучение по безопасному обращению с химическими веществами перед их использованием.

В заключение

Умышленное вдыхание хладагентов очень опасно. Всего одного намеренного вдыхания достаточно для летального исхода. Кроме того, может произойти необратимое повреждение легких или мозга.

Если человек обращается за медицинской помощью сразу после случайного воздействия, у него больше шансов выздороветь. А вот человек, использующий хладагенты в наркотических целях, может обратиться за помощью к врачу или специалисту по злоупотреблению наркотиками.

К признакам злоупотребления хладагентами относятся:

Средняя

В этом случае симптомы отравления фреоном включают дополнительные признаки, свидетельствующие о распространении токсинов в организме:

  1. Проявляются слабость и заторможенное состояние.
  2. Присутствует цефалгия.
  3. Человек жалуется на выраженное головокружение.
  4. Язык дрожит, отмечается тремор конечностей.
  5. Координация нарушена.

Если и на этом этапе не выполняется терапия, ухудшение может стать роковым.

  1. Сначала произвольно подрагивают мышцы, затем проявляются судороги.
  2. Резко снижается зрение.
  3. Появляются галлюцинации, психические расстройства.
  4. Наблюдается удушье.
  5. Отсутствует сознание.
  6. Легкие отекают.

Первая помощь

Помощь на месте при отравлении фреоном включает промывание участков тела, с которым контактировал хладон, большим количеством воды и наложение стерильной повязки. Для притока воздуха расстегивают одежду, пострадавшего выносят из помещения на улицу. В случае остановки дыхания необходимости сделать искусственную вентиляцию легких.

Независимо от состояния потерпевшего, вызывают скорую помощь. Даже если человек после отравления готов передвигаться самостоятельно, лучше дождаться приезда врачей, чтобы оценить степень интоксикации и провести диагностику на случай, если человек отравился не фреоном.

Когда пострадавший в сознании, то первая помощь подразумевает очищение желудка и детоксикацию организма. С этой целью вызывают рвоту, дают слабительное, а через 30 мин предлагают любой сорбент. В случае отравления неясной этиологии ведут контроль давления и пульса до приезда врачей.


Когда пострадавший в сознании, то первая помощь подразумевает очищение желудка и детоксикацию организма. С этой целью вызывают рвоту, дают слабительное, а через 30 мин предлагают любой сорбент. В случае отравления неясной этиологии ведут контроль давления и пульса до приезда врачей.

Осложнения и последствия

Последствия в случае интоксикации хладагентами очень редки, но имеют место. Это:

  • Кислородное голодание организма – симптом появляется в результате отёчности лёгких.
  • Нарушения работы сердечной системы – патологии функционирования сердечной мышцы развиваются при попадании в кровеносную систему большой концентрации фреона.
  • Печёночная и почечная недостаточность – органы могут полностью или частично атрофироваться, т.к. первыми принимают на себя удар при воздействии вредного газа.
  • Местная накожная реакция – проявляется в виде химического ожога, который может доходить до полного или частичного развития некроза кожного покрова.
  • Смерть – наступает, если токсическое вещество содержится в большей дозировке, чем способен выдержать конкретный организм либо случилось длительное промедление в оказании помощи пострадавшему.

  1. Во время установки охладительного оборудования нужно внимательно следить за герметичностью деталей.
  2. При эксплуатации оборудование должно проходить регулярный технический осмотр.
  3. При методичном контакте с вредоносным газом, к примеру, на работе, нужно неукоснительно соблюдать технику безопасности.
  4. При ликвидации последствий аварии использовать спецодежду.
  5. Нельзя устанавливать охладительную технику в спальнях или детских комнатах.
Читайте также:  Дисбактериоз у детей – симптомы, лечение, диета, анализы, признаки

Транс и одержимость

Транс и одержимость – диссоциативные расстройства, сопровождающиеся временным изменением сознания, снижением способности осознавать собственную личность и происходящие события. Возникают у медиумов и служителей некоторых культов. В повседневной жизни могут наблюдаться у водителей, летчиков и представителей других профессий, связанных с длительным монотонным напряжением в сочетании с высокими скоростями и однообразием визуальных ощущений. Трансовые состояния могут становиться причиной авиакатастроф и автомобильных аварий.

При трансовых диссоциативных расстройствах, обусловленных проведением религиозных и оккультных ритуалов, может потребоваться психотерапевтическое лечение (гештальт-терапия, психоанализ, рациональная психотерапия) на фоне приема транквилизаторов. При трансах, связанных с выполнением профессиональных обязанностей, основную роль играют профилактические меры: регулярный отдых (в случае, если остановка невозможна – замена управления транспортным средством другим водителем либо пилотом), остановки в пути и кратковременный сон.

При трансовых диссоциативных расстройствах, обусловленных проведением религиозных и оккультных ритуалов, может потребоваться психотерапевтическое лечение (гештальт-терапия, психоанализ, рациональная психотерапия) на фоне приема транквилизаторов. При трансах, связанных с выполнением профессиональных обязанностей, основную роль играют профилактические меры: регулярный отдых (в случае, если остановка невозможна – замена управления транспортным средством другим водителем либо пилотом), остановки в пути и кратковременный сон.

Формы заболевания

В зависимости от преобладания в клинической картине заболевания тех или иных симптомов диссоциативные расстройства делятся на несколько форм:

  • деперсонализация;
  • диссоциативная амнезия;
  • диссоциативная фуга;
  • диссоциативное расстройство идентичности.

Наиболее устойчивыми к проводимой терапии являются диссоциативное расстройство идентичности и деперсонализация.


Клинические проявления каждой формы диссоциативного расстройства отличаются от других.

Причины диссоциативного расстройства

Диссоциацией называют специфический механизм, при помощи которого разум дробит на составные части или разделяет определенные воспоминания, образы, мысли сознания. Такие раздвоенные подсознательные мыслеобразы не стираются, могут повторно самопроизвольно всплывать в сознании вследствие воздействия некоторых пусковых механизмов, которые именуют триггерами. В качестве таких триггеров могут служить предметы, события, обстоятельства окружающие индивида во время возникновения травматического события.

Данное состояние вызывается сочетанием нескольких причин, таких как способность к диссоциации, тяжелый стресс, демонстрация защитных механизмов в процессах онтогенетического развития и детском периоде вследствие недостатка заботы и участливости к малышу при травматическом переживании или дефиците защиты от последующего враждебного опыта. Ведь с чувством единой идентичности дети не рождаются. Идентичность формируется, основываясь на большом количестве источников и множестве переживаний. В критических условиях детское развитие наталкивается на препятствия, и некоторые части того, чему надлежало быть интегрированным в сравнительно единую идентичность, так и остаются сегрегированными.

Многочисленные исследования демонстрируют, что практически 98% взрослых с наличием в анамнезе диссоциативного расстройства идентичности говорят о случаях насилия в детском возрастном периоде. Такие случаи насилия могут быть подтверждены документально у 85 % взрослого населения и у 95 % лиц детского и подросткового возраста с нарушением множественной личности и прочими похожими формами диссоциативного расстройства. Такие данные исследований демонстрируют то, что в детском возрасте насилие является одной из главнейших причин диссоциативного расстройства. Однако у некоторых пациентов не наблюдалось в анамнезе случаев насилия, зато все они переживали раннюю потерю родного человека, серьезную болезнь или иные серьезные стрессовые события.

Процесс человеческого развития от личности требует способности успешно интегрировать разные формы комплексной информации. В ходе онтогенетического формирования индивид проходит целый ряд этапов развития, в каждом из таких этапов могут быть сотворены различные личности. Умение продуцировать множественные личности встречается или обнаруживается не у каждого малыша, претерпевшего в детстве насилие, тяжелую потерю или травму. Больные с диссоциативным нарушением обладают умением свободно входить в состояния транса. Такое умение в совокупности со способностью к диссоциации, выступает как фактор для развития нарушения. Наряду с этим большинство детей, которые имеют эти способности, также обладают адаптивными механизмами, которые соответствуют норме, но не находятся в обстоятельствах, провоцирующих диссоциацию.

Диссоциация – это серьезный и довольно продолжительный процесс с огромным спектром действия. Если у индивида наблюдается диссоциативное нарушение, это еще не означает, что у него симптом психического заболевания. Не ярко выраженная степень диссоциативного нарушения может наступать вследствие стрессовых факторов, у субъектов, которые продолжительное время проводят без сна, при перенесении незначительной аварии. Еще одним простым примером диссоциативного нарушения у индивидов служит периодическая всецелая увлеченность фильмом или книгой, которая ведет к тому, что окружающий мир просто перестает существовать, а время проходит незаметно.

Итак, диссоциативное расстройство личности часто плотно связано с воздействием стрессовых факторов, которые ведут к стрессовым состояниям у индивидов. А стрессовые состояния могут наступить после перенесения различных травм, вследствие жестокого обращения, внутренних личностных конфликтов, дефицита внимания и безмерного сочувствия в детском возрастном периоде, умения делить собственную память и идентичность от осознания.

Так как индивиды не рождаются с чувством личностного единства, то дети, испытывающие стресс, остаются разделенными. У пациентов с расстройством идентичности часто в детском периоде случалось жестокое или постоянное насилие, которое может быть как физического воздействия, так и полового характера. Поэтому у малышей, проживающих в неблагоприятных жизненных условиях, наблюдаются разобщение разнообразных чувств и эмоций. Такие дети развивают умения защищаться от тяжелых жизненных условий посредством ухода в собственный особый мир. Каждый этап формирования может образовывать новые личности.

– интенсивные боли в области головы или другие телесные ощущения болезненного характера;

Диссоциативные расстройства – симптомы, лечение, формы, стадии, диагностика

Синонимы: конверсионные расстройства, «конверсионный невроз», «истерический невроз»

Определение диссоциативных растройств:
• Психофизическая диссоциация функций, сопровождающаяся психогенными соматическими проявлениями
• Расстройство интеграции, затрагивающее сферу воспоминаний, собственной идентичности и непосредственно восприятия, а также сферу контроля над непроизвольными функциями и движениями
• Конверсия: трансформация отрицательного аффекта, вызванного нерешенными проблемами и конфликтами, в соматические проявления

Эпидемиология диссоциативных растройств:
• 0,5-5%, соотношение женщинькмужчины составляет 3:1
• Наиболее часто встречаются двигательные нарушения и расстройства чувственного/сенсорного восприятия (например, психогенный паралич или психогенная слепота/истерическая амблиопия)
• Наиболее часто регистрируются в консультативно-диагностических отделениях (поликлиник) и в психоневрологических диспансерах (до 10%)
• Реже встречаются диссоциативная амнезия и диссоциативная фуга, расстройство сложной личности и деперсонализация

Этиопатогенез диссоциативных растройств:
• Психоаналитическая теория. Внутренние душевные конфликты имеют телесные проявления, посредством чего симптоматика обретает выраженный и символический характер. Усиление симптоматики происходит при получении определенной выгоды от болезни (например, больничный лист)
• Теория обучения. Актуализация ранних и изначальных двигательных и сенсорных феноменов
• Имеют значение социальные установки и стиль воспитания в детстве

Классификация диссоциативных растройств:
Диссоциативные расстройства движения и сенсорного восприятия = конверсионные расстройства (МКБ-10 F44.4-7):
– наиболее часто в клинической картине превалируют неврологические симптомы (атаксия, афазия)
– диссоциативные судорожные приступы, схожие с эпилептическими, однако не сопровождаются расстройством сознания, лишь в редких случаях отмечается недержание мочи, прикусывание языка или тяжелые повреждения при падении
– последствия этих расстройств могут быть тяжелыми: например, переломы, артроз, функциональная атрофия (атрофия от бездействия)

Диссоциативные расстройства идентичности, памяти и сознания
диссоциативная (психогенная) амнезия (МКБ-10 F44.0):
а) провалы в памяти ограничены определенным содержанием воспоминаний (селективная амнезия) либо определенным периодом времени (локальная амнезия)
б) содержание воспоминаний – это, как правило, психотравмирующая ситуация, спровоцировавшая развитие патологии
в) резкое начало и внезапное завершение

диссоциативная (психогенная) фуга (МКБ-10 F44.1):
а) внезапный уход от привычного окружения и принятие новой идентичности (личности), с амнезией в течение всей продолжительности фуги (отсутствуют воспоминания о прежней жизни)
б) пусковым механизмом служит травмирующая ситуация

диссоциативный (психогенный) ступор (МКБ-10 F44.2):
а) выраженная редукция или полное отсутствие спонтанных движений и естественных реакций на внешние раздражители
б) в анамнезе у лиц, не имеющих других психических заболеваний, обнаруживаются отягчающие обстоятельства, возникшие перед началом болезни, и тяжелые жизненные обстоятельства, оказывающие воздействие в настоящее время

– состояние транса и одержимости/фуги и трансы (МКБ-10 F44.3)
– расстройство сложной личности (МКБ-10 F44.8)
– другие редкие формы: см. Синдром Ганзера: демонстративная паралогия («мимоговорение»)

Основные симптомы диссоциативных растройств:
• Психогенное расстройство, которое сопровождается другими различными диссоциативными симптомами
• Прослеживается временная связь с психотравмирующими обстоятельствами или с невыносимыми неразрешенными конфликтами, продолжающимися в течение длительного времени
• Отдельные неспецифические симптомы в настоящее время рассматриваются как демонстративные проявления, такие как, например, «arc de cercle» («истерическая дуга»)
• Демонстративный характер симптомов: с целью привлечения внимания

Наиболее выраженные неврологические симптомы диссоциативного расстройства:
• Парезы/параличи
• Атаксия
• Астазия(неспособность стоять)
• Абазия <психогенное расстройство походки)
• Тремор и гиперкинезы
• Афония и дизартрия
• Нарушение кожной чувствительности (парестезия, анестезия, болевые ощущения)
• Визуальные расстройства (психогенная слепота)
• Акустические расстройства (психогенная глухота)
• Судорожные припадки

Симптомы функциональных диссоциативных расстройств:
1. Сенсорное восприятие:
• Визуальные расстройства
• Акустические расстройства
• Нарушение кожной чувствительности

2. Моторика/двигательная функция:
• Парезы/параличи
• Акинезия
• Тремор
• Афония/дизартрия

3. Память: • Амнезия

4. Общее психосоматическое проявление:
• Фуга
• Ступор
• Судорожные припадки

5. Персональная идентичность:
• Множественное расстройство личности
• Деперсонализация

Читайте также:  Демиелинизация – признаки, лечение, причины, формы, диагностика

Критерии диагностики диссоциативных растройств (МКБ-10 F44.0-7):
• Не обнаружены соматические заболевания
• Прослеживается временная связь между симптомами и психотравмирующими обстоятельствами
• Типичные отдельные симптомы (например, атаксия, амнезия)

Дифференциальная диагностика диссоциативных растройств:
• Отсутствие явных признаков органического заболевания
• Различные виды зависимости
• Шизофрения
• Соматизированное расстройство

Имитационный характер конверсионного расстройства: имитация органических нарушений при практически любой болезни

– состояние транса и одержимости/фуги и трансы (МКБ-10 F44.3)
– расстройство сложной личности (МКБ-10 F44.8)
– другие редкие формы: см. Синдром Ганзера: демонстративная паралогия («мимоговорение»)

Исторический экскурс и современная критика

Впервые описание диссоциативного расстройства идентичности встречается в бумагах, датированных XVI веком. В трудах знаменитого швейцарского философа, алхимика и врача Парацельса имеется запись, в которой упоминается женщина, полагавшая, что ее периодически кто-то обворовывает. В итоге выяснилось, что деньги тратит она сама, то есть, ей незнакомая её же собственная вторая личность. О ее наличии дама даже и не догадывалась.

В 19 веке Пьер Мари Феликс Жане, французский врач и психолог, обратил внимание на способность совокупности идей отделяться от личности человека и существовать вне его сознания, совершенно независимо. Однако доктору удавалось вернуть ее обратно, воспользовавшись гипнозом.

Жане ввел понятие «диссоциация», взяв за основу латинское слово dissociare (отделяться от общества). Так называют неосознанный процесс отделения мышления от сознания и существование первого автономно. Можно объяснить проще: человек не может определиться со своим мнением о какой-либо ситуации, у него противоречивые мнения по этому поводу, он одновременно согласен и не согласен – раздваивается.

В настоящее время, при весьма редком проявлении диссоциативного расстройства идентичности, интерес к нему огромен благодаря «раскрутке» темы в нашумевших литературных произведениях и продукции кинематографа. Большой резонанс получил документальный роман «Множественные умы Билли Миллигана» Даниэла Киза, написанная на основе реальной истории преступника – насильника и убийцы, в котором «уживалось» сразу 24 личности. По этому произведению был снят и фильм. Еще один популярный блокбастер на эту же тему – «Бойцовский клуб».

Именно такая, своего рода «популяризация», психического расстройства сподвигла многих специалистов считать, что его возникновение имеет ятрогенный характер. Проще говоря, есть мнение, что психотерапевты сами усиленно рекламируют множественное расстройство личности для привлечения клиентуры и поднятия собственных доходов.

Сомнение в клинической достоверности у ряда специалистов вызывает и то, что описанные случаи расстройства напрямую связаны с преступлениями и имеют непосредственное отношение к судебно-психиатрической экспертизе и юриспруденции.

Но, все же, многие психиатры полагают, что диссоциативное расстройство идентичности – весьма серьезная проблема, процесс развала, разрушения целостности личности. Иногда его называют яркой дезорганизацией личности глобального масштаба или ее расщеплением.

Именно такая, своего рода «популяризация», психического расстройства сподвигла многих специалистов считать, что его возникновение имеет ятрогенный характер. Проще говоря, есть мнение, что психотерапевты сами усиленно рекламируют множественное расстройство личности для привлечения клиентуры и поднятия собственных доходов.

Симптомы диссоциативного расстройства идентичности

Ряд симптомов являются характерными: флуктуирующая клиническая картина; меняющийся уровень активности, от высокого до бездеятельности; сильные головные боли или другие болезненные ощущения в теле; искажения времени, провалы памяти и амнезия; деперсонализация и дереализация. Деперсонализация представляет собой ощущение нереальности, удаленности от себя самого, отстраненности от своих телесных и психических процессов. Пациент ощущает себя сторонним наблюдателем собственной жизни, как будто он видит себя в кино. У пациента даже могут быть транзиторные ощущения того, что его тело ему не принадлежит. Дереализация провляется восприятием знакомых людей и обстановки как незнакомых, странных или нереальных.

Пациенты могут находить предметы, изделия, образцы почерка, которые они не в состоянии опознать. Они могут называть себя во множественном числе (мы) или в третьем лице (он, она, они).

Переключение личностей и амнестические барьеры между ними зачастую приводят к хаосу в жизни. Так как личности часто взаимодействуют друг с другом, пациент обычно утверждает, что слышит внутренний разговор с другими личностями, который обсуждает пациента или адресован ему. Поэтому пациенту может быть ошибочно выставлен диагноз психоза. Хотя эти голоса воспринимаются как галлюцинации, они качественно отличаются от типичных галлюцинаций при психотических расстройствах, таких как шизофрения.

Часто у пациентов выражены симптомы, сходные с таковыми при тревожных расстройствах, расстройствах настроения, посттравматическом стрессовом расстройстве, расстройствах личности, нарушениях пищевого поведения, шизофрении, эпилепсии. Суицидальные намерения и попытки, как и эпизоды самоповреждения, достаточно часто встречаются у таких пациентов. Многие пациенты злоупотребляют психоактивными веществами.

Ряд симптомов являются характерными: флуктуирующая клиническая картина; меняющийся уровень активности, от высокого до бездеятельности; сильные головные боли или другие болезненные ощущения в теле; искажения времени, провалы памяти и амнезия; деперсонализация и дереализация. Деперсонализация представляет собой ощущение нереальности, удаленности от себя самого, отстраненности от своих телесных и психических процессов. Пациент ощущает себя сторонним наблюдателем собственной жизни, как будто он видит себя в кино. У пациента даже могут быть транзиторные ощущения того, что его тело ему не принадлежит. Дереализация провляется восприятием знакомых людей и обстановки как незнакомых, странных или нереальных.

Диссоциативное расстройство личности у детей

Дети, которые испытали эмоциональное пренебрежение, сексуальное насилие, имеют повышенный риск развития расстройства. Симптомы у детей с диссоциативным расстройством личности включают:

  • мучительные сны и воспоминания;
  • психическое расстройство;
  • физические реакции на травмы или воспоминания, такие как судороги;
  • неожиданные изменения в предпочтениях в еде и активности.

Как взрослым, так и детям диагноз расстройства ставится с использованием критериев из диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. Врач также спросит человека или воспитателя ребенка о симптомах, которые он испытывает, и направит их к специалисту по психическому здоровью.

Симптомы

  • Потеря памяти (человек не помнит, что происходило в определенные периоды времени, события, людей, личные данные);
  • нарушение самовосприятия, ощущение отстраненности от себя и своих эмоций;
  • искаженное восприятие людей и окружающего мира;
  • утрата личностной идентичности;
  • снижение двигательных функций (вплоть до паралича), тремор, нарушение ходьбы, потеря равновесия, дисфагия, онемение участков тела, невнятная речь, снижение зрения/слуха.

Периоды диссоциации могут длиться относительно недолго (часы, дни) или продолжаться в течение недель и даже месяцев.

Человек, страдающий диссоциативным расстройством, подвержен повышенному риску осложнений и связанных с ним психогенных состояний, включая следующие: самоповреждение, суицидальные мысли, сексуальная дисфункция, избыточное употребление алкоголя и запрещенных веществ, тревожность, депрессия, ПТСР, нарушения сна, расстройства пищевого поведения, неэпилептические приступы.

Диагностика диссоциативного расстройства включает подробный анамнез, историю развития заболевания, физикальное, неврологическое и психиатрическое обследования, оценку клинической картины; изучение особенностей психосоциальной среды, условий жизни, окружения пациента, факторов стресса, умения справляться с жизненными стрессовыми ситуациями. При этом исключаются физиологические или неврологические нарушения, которые могли привести к подобным симптомам.

Диссоциативное расстройство идентичности

Представьте себе степенную замужнюю женщину, которая работает в библиотеке и воспитывает пятилетнюю дочку. Она как всегда уходит на работу с утра, но вечером не возвращается; все родственники ее ищут, и через несколько дней находят – в психиатрической клинике. Сама пациентка рассказывает, что какая-то часть дня выпала из ее памяти без всякой внешней причины, и на следующее утро она обнаружила себя в постели с незнакомым мужчиной в дешевом отеле в другом городе. В больницу ее доставили полицейские, которых вызвал администратор отеля, потому что лежащего рядом мужчину перепуганная женщина ударила, он спросонья ответил тем же, завязалась драка. При этом женщина – у которой действительно не было ни следов травмы, ни признаков опьянения – плакала и клялась, что не помнит, как оказалась здесь с этим мужчиной и с ее ведома это произойти ни в коем случае не могло; мужчина говорит, что она сделала это совершенно добровольно и за достаточную плату. Несчастная библиотекарша совсем не похожа на многогранного Билли Миллигана, но именно так выглядит в реальной клинической практике диссоциативное расстройство идентичности.

По сравнению с другими терминами (например, расстройство множественной личности, как в МКБ-10) этот хорош тем, что включает определение “диссоциативное” и сразу отсылает нас к категории диссоциативных расстройств. По сути, эпизоды, когда пациент чувствует себя “другой личностью” – это истерические припадки. Классики психиатрии, мастера клинических описаний приучили нас видеть даже в типичных случаях, какой истерия бывает изобретательной и талантливой. Но случаи, когда “вторая личность” вдруг начинает говорить на языке, которого пациент никогда не знал, или умеет что-то, чего пациент никогда не умел – казуистичны, и не всегда им стоит верить; а “вторая личность” асоциальная, ведущая себя неадекватно ситуации, дезадаптирующая или даже прямо угрожающая жизни пациента неминуемо приведет его к психиатру.

Приведем симптомы этого расстройства так, как они описаны в критериях DSM-5, служащих основанием для постановки диагноза.

Нарушение собственной идентичности, которое характеризуется наличием у одного человека двух или более отличных личностных состояний – в некоторых культурах эти состояния могут трактовать как эпизоды одержимости. Ощущение себя самих как целостной личности, самостоятельно контролирующей свои действия, у таких пациентов прерывисто, разорвано, и этот разрыв проявляется в смене состояний всех сфер психики: аффекта, мышления, памяти, восприятия и может затрагивать соматическое состояние, чувствительную и двигательную сферу.

Повторяющееся выпадение из памяти (с последующим восстановлением) сведений о своей повседневной жизни, базовой персональной информации, эмоционально значимых, как правило, травматичных событий, которое невозможно трактовать как обычное забывание.

Читайте также:  Кардионевроз – симптомы, лечение

Симптомы значительно нарушают социальное и профессиональное функционирование пациента.

Расстройство нельзя связать с принятой в данной культуре религиозной практикой (например, если речь идет не о каком-нибудь шамане, для которого состояния “одержимости духами” – норма, а о “рядовом” носителе такой культуры, которого они будут серьезно беспокоить), а у детей – с игрой.

Симптомы не могут быть следствием приема психоактивных веществ или соматического/неврологического заболевания.

В сущности, в рамках диссоциативного расстройства идентичности могут проявляться любые диссоциативные симптомы: это и диссоциативная амнезия с затрудненным воспоминанием эпизодов из прошлого; и диссоциативная фуга, когда пациент внешне ведет себя упорядоченно, но на самом деле абсолютно бессознательно убегает или уезжает в другой город; и нарушения чувствительности или двигательной функции диссоциативной природы, когда, например, только одна из “личностей” хромает или страдает слепотой. Определение принадлежности расстройства к диссоциативным на основании всех этих симптомов очень помогает врачу в диагностике, с этой целью создано множество опросников и структурированных интервью, направленных именно на выявление диссоциативных симптомов (адаптированы, например, Шкала Соматоформной Диссоциации SDQ-20, Шкала Диссоциации DES, Кембриджская Деперсонализационная шкала CDS). Однако особенностью именно диссоциативного расстройства идентичности является то, что побуждает нас называть разные состояния пациента разными “личностями”: хотя и в рамках диссоциативных эпизодов, они обладают собственным характером, мышлением, памятью, которые так же стабильно сохраняются и передаются от эпизода к эпизоду, как и характеристики “основной” личности в “светлые промежутки”. В этом ключевое отличие диссоциативного расстройства идентичности от шизофрении. Хотя пациент с шизофренией тоже может называть себя разными именами, представлять себя разными персонажами, вдруг начать вести себя нехарактерно, а потом вернуться к прежнему поведению, в его случае ни о каких избыточных личностях речь не идет; за какие бы имена и фигуры он ни цеплялся, больной стремительно теряет ту единственную личность, которая у него была.

Тем не менее, вопрос дифференциальной диагностики диссоциативного расстройства с шизофренией неизменно возникает, поскольку кроме диссоциативных пациенты могут рассказывать и о типичных психотических симптомах:

нарушения восприятия: слуховые псевдогаллюцинации в форме голосов, которые комментируют их действия, или негативные галлюцинации, в том числе интересный феномен произвольной аналгезии, когда пациент может самостоятельно “снизить” болевую чувствительность

автоматизмы: ощущение, что кто-то вмешивается в ход мыслей пациента или управляет его действиями помимо его воли;

Различают две формы диссоциативного расстройства идентичности:

так называемая “одержимость”, когда другое состояние личности обусловлено, по мнению самого пациента, вмешательством духов или демонов; возникает на определенной культурной и религиозной почве

не связанная с ощущением одержимости, когда разные “личности” – это, как правило, люди разного пола, возраста, мировоззрения.

В зависимости от формы расстройства “голоса” или ощущения управления своими мыслями и действиями пациент будет относить на счет “духов” или внезапного вмешательства другой личности.

Но с другой стороны, в принципе валидность такого диагноза вызывает много вопросов. Как мы можем с уверенностью утверждать, что пациент нас не обманывает? Если вернуться к случаю с работницей библиотеки, полицейские не обнаружили никаких признаков насилия, а саму пациентку застали в таком виде, что больше склонялись поверить мужчине; в психиатрическую больницу ее доставили скорее из-за бурного выражения эмоций, а что-то более серьезное, чем реактивное расстройство, врачи заподозрили, только разобравшись, какую жизнь она обычно ведет. Диссоциативное расстройство идентичности, как и другие диссоциативные расстройства, часто симулируют – настолько, что симулянты становятся контрольной группой в исследованиях по выявлению нейрофизиологических коррелят.

Тем не менее, есть признаки, которые помогают врачу определить истинное расстройство и пациента, которому действительно можно помочь. В подавляющем большинстве случаев диссоциация становится реакцией на психологическую травму, поэтому в анамнезе пациента нужно искать обстоятельства, которые еще в детском возрасте могли бы расположить его так реагировать в дальнейшем (физическое и сексуальное насилие, отчуждение со стороны родителей и конфликты между ними) и, если расстройство проявилось уже во взрослом возрасте, – событие, которое могло его спровоцировать. В нашем клиническом случае таким провоцирующим событием стала смерть отца, хотя пациентка практически с ним не общалась, и он же был источником детской травмы: страдал алкоголизмом, бил жену и детей, потом и совсем ушел из семьи, не работал и жил на улице.

Другая особенность – множество сопутствующих психических расстройств, поскольку психологическая травма их провоцирует или облегчает их развитие. Это могут быть расстройства личности (не путать с расстройством идентичности – непрерывного ощущения себя как единой личности; здесь речь идет о патологии характера, неадаптивных стратегиях поведения у “основной” личности), депрессии, тревожные расстройства, обсессивно-компульсивное расстройство. Наша работница библиотеки до нынешней госпитализации безуспешно лечилась у психиатра по поводу тревожной депрессии.

Существует множество психологических концепций, которые объясняют, как травма приводит к диссоциативным симптомам, и каждая оправдывает определенный подход к психотерапии; в этом материале остановимся на биологической концепции.

Мы знаем, что ситуация угрозы вызывает у животного реакцию “борьбы или бегства”, когда все физиологические процессы направлены на повышение чувствительности к важным сигналам, реактивности, тонуса мышц. Но есть и еще один вид реакции, который срабатывает, когда ни то, ни другое невозможно – так называемая “притворная смерть”. Он менее адаптивен, чем “борьба или бегство”, но тоже в некоторой степени может минимизировать ущерб. При этом тонус мышц наоборот снижается, чувствительность к стимулам и реактивность падают. Именно в такой ситуации оказывается ребенок, когда угроза исходит со стороны взрослого. Предполагают, что в состоянии “мнимой смерти” происходит функциональная деафферентация, отрешение от всех внешних стимулов, как во сне – с которым часто сравнивают свое состояние пациенты с диссоциативным расстройством. Нормальное состояние связей между подкорковыми сенсорными центрами, непосредственно с ними связанными структурами, отвечающими за аффективный ответ, и собственно корой обеспечивает то самое непрерывное ощущение единичности и целостности собственной личности. Если эпизоды функциональной деафферентации часты в детстве, когда формируется основная масса таких связей, они могут впоследствии нестабильно работать во взрослом возрасте, особенно в ситуации угрозы. Нейровизуализация может зафиксировать результаты такого патологического развития: у пациентов с диссоциативным расстройством наблюдается, например, перестройка гиппокампа, уменьшение его объема регистрируется МРТ, и оно коррелирует с тяжестью психологической травмы детского возраста.

Еще одна особенность – чередование состояний гиповозбуждения (подобных “мнимой смерти”) и гипервозбуждения (подобных реакции “борьбы или бегства”). Ее ранее описывали при посттравматическом стрессовом расстройстве, которое по данным современных исследований сближается с диссоциативными расстройствами. Состояние гиповозбуждения соответствовало реальному переживанию травматической ситуации, а гипервозбуждения – так называемым “флешбэкам”, гиперреалистичным воспоминаниям о уже пережитых событиях. Такая же смена состояний, и те же нейрональные корреляты этих состояний (при гиповозбуждении – преимущественная активация префронтальной коры, поясной и парогиппокампальных извилин; при гипервозбуждении – миндалины, островка, дорсального стриатума) показаны при диссоциативном расстройстве идентичности – и они соответствуют разным “личностям”. То есть для той психологической ситуации, в которой существует пациент, разные личности по-своему функциональны, и если мы хотим его вылечить, нужно научить его другим способам адаптации.

Никаких способов напрямую управлять механизмами адаптивного поведения у нас пока нет, поэтому основным подходом в лечении диссоциативного расстройства идентичности остается психотерапия. Предпочтительны индивидуальные занятия с терапевтом и психодинамический подход (например, когнитивно-поведенческая терапия).

По общепризнанным рекомендациям ISSDT (Международное общество по изучению травмы и диссоциации), терапия проходит в три этапа: на первом терапевт пытается сформировать у пациента правильное понимание болезни, первично стабилизировать состояние и уменьшить выраженность сопутствующих депрессивных и тревожных симптомов; на втором необходимо подробно разобрать все травмы, которые привели к формированию защиты по механизму диссоциации, и цель третьего этапа – перейти от диссоциации к более организованным и адаптивным защитам.

Основная цель психофармакотерапии – борьба с коморбидными психическими расстройствами, которая облегчает психотерапевту подход к диссоциативному расстройству. Интересный аспект фармакотерапии – различный ответ на лекарственные препараты, который пациент может давать в разных личностных состояниях.

Источники

Sadock B. J., Kaplan H. I. Comprehensive Textbook of Psychiatry: X. – Wolters Kluwer, 2017.

Dissociation and the Dissociative Disorders: DSM-V and Beyond, edited by P. F. Dell and J. A. O’Neil. (2009). New York, NY: Routledge, 898 pp.

Dorahy M. J. et al. Dissociative identity disorder: an empirical overview //Australian & New Zealand Journal of Psychiatry. – 2014. – Т. 48. – №. 5. – С. 402-417.

Reinders A. A. T. S. et al. Opposite brain emotion-regulation patterns in identity states of dissociative identity disorder: A PET study and neurobiological model //Psychiatry Research: Neuroimaging. – 2014. – Т. 223. – №. 3. – С. 236-243.

Chalavi S. et al. Abnormal hippocampal morphology in dissociative identity disorder and post‐traumatic stress disorder correlates with childhood trauma and dissociative symptoms //Human brain mapping. – 2015. – Т. 36. – №. 5. – С. 1692-1704.

нарушения восприятия: слуховые псевдогаллюцинации в форме голосов, которые комментируют их действия, или негативные галлюцинации, в том числе интересный феномен произвольной аналгезии, когда пациент может самостоятельно “снизить” болевую чувствительность

Ссылка на основную публикацию