Диссоциативное расстройство идентичности – симптомы, лечение, формы, стадии, диагностика

Исторический экскурс и современная критика

Впервые описание диссоциативного расстройства идентичности встречается в бумагах, датированных XVI веком. В трудах знаменитого швейцарского философа, алхимика и врача Парацельса имеется запись, в которой упоминается женщина, полагавшая, что ее периодически кто-то обворовывает. В итоге выяснилось, что деньги тратит она сама, то есть, ей незнакомая её же собственная вторая личность. О ее наличии дама даже и не догадывалась.

В 19 веке Пьер Мари Феликс Жане, французский врач и психолог, обратил внимание на способность совокупности идей отделяться от личности человека и существовать вне его сознания, совершенно независимо. Однако доктору удавалось вернуть ее обратно, воспользовавшись гипнозом.

Жане ввел понятие «диссоциация», взяв за основу латинское слово dissociare (отделяться от общества). Так называют неосознанный процесс отделения мышления от сознания и существование первого автономно. Можно объяснить проще: человек не может определиться со своим мнением о какой-либо ситуации, у него противоречивые мнения по этому поводу, он одновременно согласен и не согласен – раздваивается.

В настоящее время, при весьма редком проявлении диссоциативного расстройства идентичности, интерес к нему огромен благодаря «раскрутке» темы в нашумевших литературных произведениях и продукции кинематографа. Большой резонанс получил документальный роман «Множественные умы Билли Миллигана» Даниэла Киза, написанная на основе реальной истории преступника – насильника и убийцы, в котором «уживалось» сразу 24 личности. По этому произведению был снят и фильм. Еще один популярный блокбастер на эту же тему – «Бойцовский клуб».

Именно такая, своего рода «популяризация», психического расстройства сподвигла многих специалистов считать, что его возникновение имеет ятрогенный характер. Проще говоря, есть мнение, что психотерапевты сами усиленно рекламируют множественное расстройство личности для привлечения клиентуры и поднятия собственных доходов.

Сомнение в клинической достоверности у ряда специалистов вызывает и то, что описанные случаи расстройства напрямую связаны с преступлениями и имеют непосредственное отношение к судебно-психиатрической экспертизе и юриспруденции.

Но, все же, многие психиатры полагают, что диссоциативное расстройство идентичности – весьма серьезная проблема, процесс развала, разрушения целостности личности. Иногда его называют яркой дезорганизацией личности глобального масштаба или ее расщеплением.

Именно такая, своего рода «популяризация», психического расстройства сподвигла многих специалистов считать, что его возникновение имеет ятрогенный характер. Проще говоря, есть мнение, что психотерапевты сами усиленно рекламируют множественное расстройство личности для привлечения клиентуры и поднятия собственных доходов.

Диссоциативное расстройство идентичности: причины, симптомы, диагностика, лечение

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Диссоциативное расстройство идентичности, ранее называвшееся расстройством в форме множественной личности, характеризуется наличием 2 или более личностей, которые сменяют друг друга, и неспособностью вспомнить важную личную информацию, связанную с одной из личностей. Причиной обычно является тяжелая травма в детском возрасте. Диагноз основывается на анамнезе, иногда в совокупности с гипнозом или интервью с использованием медикаментов. Лечение состоит в психотерапии, порой в комбинации с лекарственной терапией.

То, что неизвестно одной личности, может быть известно другой. Одни личности могут знать о других и взаимодействовать с ними в особом внутреннем мире.

[1], [2], [3], [4], [5]

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Диссоциативные конверсионные расстройства

Данные нарушения ранее назывались конверсионной истерией. Расстройства, выражающиеся в выборочной или абсолютной потере осознанного контроля над движениями тела, с одной стороны, и контроля над ощущениями и памятью, с другой называются диссоциативными конверсионными расстройствами. Как правило, существует значительная степень осмысленного контроля над ощущениями и памятью, которые выбираются для прямого внимания, и над действиями, которые необходимо выполнить. Считается, что при нарушениях, связанных с диссоциацией, такой осмысленный и выборочный контроль довольно сильно нарушен. Поэтому он может изменяться каждый день и даже час. Уровень потери функции, которая находится под осознанным контролем, в большинстве случаев, трудно оценить. К диссоциативным расстройствам относят: диссоциативные двигательные расстройства, диссоциативную амнезию, ступор, анестезию, состояние фуги, одержимость и транс, диссоциативные конвульсии.

Понятие “конверсия” широко применяется для отдельных вариаций расстройств и имеет в виду неприятный аффект, который порождается проблемами и конфликтными ситуациями, которые индивидуум не в состоянии разрешить, и трансформируется в симптомы. Субъекты с диссоциативными нарушениями, как правило, отрицают проблемы и тяжести, которые для других являются очевидными. Любые проблемы и тягости, которые ими распознаются, они приписывают диссоциативным симптомам.

Для таких нарушений свойственна непосредственная связь по времени возникновения с травматическими событиями, непереносимыми событиями и неразрешимыми проблемными ситуациями или разрушенными взаимоотношениями. Вследствие чего наблюдается такая закономерность – во время войн, природных катастроф, пандемий и других конфликтов количество расстройств увеличивается.

Диссоциативные конверсионные нарушения более характерны для женской части населения в сравнении с мужской и для детей, находящих в пубертатном периоде.

На происхождении этих расстройств наложили отпечатки биологические факторы, психологические причины и социальные аспекты. К биологическим причинам относят воздействие наследственных факторов и конституциональные особенности индивидов. Также влияют перенесенные ранее заболевания. Более часто расстройства наблюдаются в кризисные периоды, климактерические периоды. Демонстративные черты перед началом заболевания, перенесенные ранее лишения, пережитые в детстве различные психические травмы, интимная дисгармония в браке, повышенная внушаемость относятся к психологическим причинам. К тому же, психология диссоциативных нарушений охватывает механизм относительной приятности и условной желательности симптоматики – индивидуум получает благодаря собственной болезни какой-нибудь выигрыш. Например, таким образом, симптоматика способствует удержанию объекта любви рядом с собой. К социальным аспектам относится диссоциированное воспитание, которое охватывает двойственные требования папы и мамы по отношению к ребенку, стремление индивидуума к рентной установке.

Диссоциативные расстройства личности, прежде всего, проявляются со стороны соматической и психической симптоматики, обусловленной неосознанными психологическими механизмами. Соматическая симптоматика при диссоциации часто схожа с проявлениями неврологических недугов. Симптомы со стороны психики легко принять за симптомы другого психического нарушения, например, диссоциативный ступор можно наблюдать при депрессивных состояниях и шизофрении.

Диссоциативные расстройства личности не обусловливаются соматическими заболеваниями, неврологическими недугами, влиянием психотропных веществ, не являются симптомом других нарушений психики. Главным условием правильного диагностирования диссоциативных расстройств является исключение соматического недуга и иного расстройства психики. Так, например, органическое диссоциативное расстройство следует дифференцировать с диссоциальными конверсионными нарушениями.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Транс и одержимость

Транс и одержимость – диссоциативные расстройства, сопровождающиеся временным изменением сознания, снижением способности осознавать собственную личность и происходящие события. Возникают у медиумов и служителей некоторых культов. В повседневной жизни могут наблюдаться у водителей, летчиков и представителей других профессий, связанных с длительным монотонным напряжением в сочетании с высокими скоростями и однообразием визуальных ощущений. Трансовые состояния могут становиться причиной авиакатастроф и автомобильных аварий.

При трансовых диссоциативных расстройствах, обусловленных проведением религиозных и оккультных ритуалов, может потребоваться психотерапевтическое лечение (гештальт-терапия, психоанализ, рациональная психотерапия) на фоне приема транквилизаторов. При трансах, связанных с выполнением профессиональных обязанностей, основную роль играют профилактические меры: регулярный отдых (в случае, если остановка невозможна – замена управления транспортным средством другим водителем либо пилотом), остановки в пути и кратковременный сон.

При трансовых диссоциативных расстройствах, обусловленных проведением религиозных и оккультных ритуалов, может потребоваться психотерапевтическое лечение (гештальт-терапия, психоанализ, рациональная психотерапия) на фоне приема транквилизаторов. При трансах, связанных с выполнением профессиональных обязанностей, основную роль играют профилактические меры: регулярный отдых (в случае, если остановка невозможна – замена управления транспортным средством другим водителем либо пилотом), остановки в пути и кратковременный сон.

Формы заболевания

В зависимости от клинических проявлений диссоциативное расстройство идентичности делится на два вида:

  1. Одержимая форма. Альтер-личности проявляются как дух, сверхъестественное существо или другая внешняя сила, берущая под контроль пациента и заставляющая его совершать нехарактерные поступки. Альтер-личность возникает вне зависимости от желаний пациента, доставляет ему выраженный дискомфорт, а в ряде случаев создает и более серьезные проблемы.
  2. Неодержимая форма. Пациенты становятся сторонними наблюдателями собственных действий, эмоций, речи. Эта форма патологии нередко сочетается с явлениями периодической диссоциативной амнезии.


Кроме того, довольно часто наблюдаются следующие патологические состояния:

Диссоциативное расстройство идентичности – симптомы, лечение, формы, стадии, диагностика

Синонимы: конверсионные расстройства, «конверсионный невроз», «истерический невроз»

Определение диссоциативных растройств:
• Психофизическая диссоциация функций, сопровождающаяся психогенными соматическими проявлениями
• Расстройство интеграции, затрагивающее сферу воспоминаний, собственной идентичности и непосредственно восприятия, а также сферу контроля над непроизвольными функциями и движениями
• Конверсия: трансформация отрицательного аффекта, вызванного нерешенными проблемами и конфликтами, в соматические проявления

Эпидемиология диссоциативных растройств:
• 0,5-5%, соотношение женщинькмужчины составляет 3:1
• Наиболее часто встречаются двигательные нарушения и расстройства чувственного/сенсорного восприятия (например, психогенный паралич или психогенная слепота/истерическая амблиопия)
• Наиболее часто регистрируются в консультативно-диагностических отделениях (поликлиник) и в психоневрологических диспансерах (до 10%)
• Реже встречаются диссоциативная амнезия и диссоциативная фуга, расстройство сложной личности и деперсонализация

Этиопатогенез диссоциативных растройств:
• Психоаналитическая теория. Внутренние душевные конфликты имеют телесные проявления, посредством чего симптоматика обретает выраженный и символический характер. Усиление симптоматики происходит при получении определенной выгоды от болезни (например, больничный лист)
• Теория обучения. Актуализация ранних и изначальных двигательных и сенсорных феноменов
• Имеют значение социальные установки и стиль воспитания в детстве

Классификация диссоциативных растройств:
Диссоциативные расстройства движения и сенсорного восприятия = конверсионные расстройства (МКБ-10 F44.4-7):
– наиболее часто в клинической картине превалируют неврологические симптомы (атаксия, афазия)
– диссоциативные судорожные приступы, схожие с эпилептическими, однако не сопровождаются расстройством сознания, лишь в редких случаях отмечается недержание мочи, прикусывание языка или тяжелые повреждения при падении
– последствия этих расстройств могут быть тяжелыми: например, переломы, артроз, функциональная атрофия (атрофия от бездействия)

Диссоциативные расстройства идентичности, памяти и сознания
диссоциативная (психогенная) амнезия (МКБ-10 F44.0):
а) провалы в памяти ограничены определенным содержанием воспоминаний (селективная амнезия) либо определенным периодом времени (локальная амнезия)
б) содержание воспоминаний – это, как правило, психотравмирующая ситуация, спровоцировавшая развитие патологии
в) резкое начало и внезапное завершение

диссоциативная (психогенная) фуга (МКБ-10 F44.1):
а) внезапный уход от привычного окружения и принятие новой идентичности (личности), с амнезией в течение всей продолжительности фуги (отсутствуют воспоминания о прежней жизни)
б) пусковым механизмом служит травмирующая ситуация

диссоциативный (психогенный) ступор (МКБ-10 F44.2):
а) выраженная редукция или полное отсутствие спонтанных движений и естественных реакций на внешние раздражители
б) в анамнезе у лиц, не имеющих других психических заболеваний, обнаруживаются отягчающие обстоятельства, возникшие перед началом болезни, и тяжелые жизненные обстоятельства, оказывающие воздействие в настоящее время

– состояние транса и одержимости/фуги и трансы (МКБ-10 F44.3)
– расстройство сложной личности (МКБ-10 F44.8)
– другие редкие формы: см. Синдром Ганзера: демонстративная паралогия («мимоговорение»)

Основные симптомы диссоциативных растройств:
• Психогенное расстройство, которое сопровождается другими различными диссоциативными симптомами
• Прослеживается временная связь с психотравмирующими обстоятельствами или с невыносимыми неразрешенными конфликтами, продолжающимися в течение длительного времени
• Отдельные неспецифические симптомы в настоящее время рассматриваются как демонстративные проявления, такие как, например, «arc de cercle» («истерическая дуга»)
• Демонстративный характер симптомов: с целью привлечения внимания

Наиболее выраженные неврологические симптомы диссоциативного расстройства:
• Парезы/параличи
• Атаксия
• Астазия(неспособность стоять)
• Абазия <психогенное расстройство походки)
• Тремор и гиперкинезы
• Афония и дизартрия
• Нарушение кожной чувствительности (парестезия, анестезия, болевые ощущения)
• Визуальные расстройства (психогенная слепота)
• Акустические расстройства (психогенная глухота)
• Судорожные припадки

Симптомы функциональных диссоциативных расстройств:
1. Сенсорное восприятие:
• Визуальные расстройства
• Акустические расстройства
• Нарушение кожной чувствительности

2. Моторика/двигательная функция:
• Парезы/параличи
• Акинезия
• Тремор
• Афония/дизартрия

3. Память: • Амнезия

4. Общее психосоматическое проявление:
• Фуга
• Ступор
• Судорожные припадки

5. Персональная идентичность:
• Множественное расстройство личности
• Деперсонализация

Читайте также:  Передозировка витамином C – признаки, первая помощь, лечение, последствия

Критерии диагностики диссоциативных растройств (МКБ-10 F44.0-7):
• Не обнаружены соматические заболевания
• Прослеживается временная связь между симптомами и психотравмирующими обстоятельствами
• Типичные отдельные симптомы (например, атаксия, амнезия)

Дифференциальная диагностика диссоциативных растройств:
• Отсутствие явных признаков органического заболевания
• Различные виды зависимости
• Шизофрения
• Соматизированное расстройство

Имитационный характер конверсионного расстройства: имитация органических нарушений при практически любой болезни

– состояние транса и одержимости/фуги и трансы (МКБ-10 F44.3)
– расстройство сложной личности (МКБ-10 F44.8)
– другие редкие формы: см. Синдром Ганзера: демонстративная паралогия («мимоговорение»)

Симптомы ДРИ

Сама болезнь является редким случаем психического расстройства диссоциативной группы, куда также входят различные отклонения в области памяти, сознания, самоидентификации, чувств и масса других интересных вещей. Одним из первых исследователей в этой области выступил Пьер Жане, пионер французской психиатрии. Он заявил, что определенный набор идей и личностных качеств может отделяться от сознания, существуя абсолютно автономно от него.

Согласно основной теории, волнующей умы, причинами заболевания являются акты физического и сексуального насилия, совершенные над пациентом в глубоком детстве. Влияют также пережитые экстремальные эмоциональные стрессы, не связанные с первыми двумя факторами. ДРИ – крайнее проявление естественного механизма психологической защиты, когда человек воспринимает все происходящее как события, пережитые кем-то другим. Подобный заслон помогает ему скрыть разрушающие личность воспоминания, но в критических случаях создает в голове полноценного соседа или целый многоквартирный дом. Субличности могут не знать или знать о друге, а также «разделять обязанности» – помогать человеку в преодолении различных препятствий. Но личностное разделение не является единственным симптомом. Часто наблюдаются усталость, суицидальные настроения, потеря аппетита и, разумеется, чрезмерно агрессивное или асоциальное поведение – кладезь для прошлых и будущих голливудских сценаристов.

Трудность исследования этого, да и массы других психических болезней, заключается в том, что до эпохи Просвещения любые радикальные отклонения в поведении списывались на счет одержимости демонами и бесами. Проблемами занимался не лекарь, а народный экзорцист. Хуже, если за дело брался дипломированный демоноборец от Церкви – в таком случае дело могло обернуться не исцелением, а костром.


С тех пор на весь мир прозвучало еще нескольких историй, окончательно вбивших понятие «раздвоение личности» в умы обывателей. Среди них – Джуди Кастелли, жительница штата Нью-Йорк. Пережив сексуальное и физическое насилие в подростковом возрасте, после провала в поступлении в колледж в 1967 году, она безуспешно боролась с голосами в голове, убеждающими ее изрезать и поджечь себя. Женщина покалечила себе лицо, лишилась глаза, одна из рук потеряла способность двигаться. Джуди несколько раз госпитализировали после попыток самоубийства. Диагноз был один – хроническая недифференцированная шизофрения. Внезапно в восьмидесятых она начала петь и стала звездой в одном независимом шоу, занялась скульптурой. После терапевтического сеанса в 1994 году у психотерапевта, наблюдавшего ее в течении 10 лет, он внезапно обнаружил у Кастелли несколько личностей. Их количество стремительно выросло с семи до сорока четырех. Кстати, Джуди до сих пор жива, является Членом общества по изучению диссоциативных расстройств и работает учителем рисования для душевнобольных людей.

Диссоциативное расстройство идентичности (ДРИ) в практике психолога

О феномене диссоциации и его видах и проявлениях можно посмотреть здесь:

Определение. ДРИ является крайним случаем диссоциативной патологии (на диссоциативном континууме), включающим все главные черты других основных диссоциативных расстройств.

ДРИ характеризуется наличием двух и более сепаратных личностей или Эго-состояний, которые попеременно захватывают контроль над поведением с амнезированием большого количества информации, что трудно списать на забывчивость.

Распространенность колеблется по разным данным от 0 до 2,3% общей популяции (на материале 33 выборок в разных странах мира, 1989-2006).

Диагностические критерии .

  • Наличие двух и более отдельных идентичностей или личностных состояний;
  • Вызывает клинически значимый дистресс функционирования организма и нарушения в профессиональной, социальной и других значимых областях жизни;
  • Расстройство личности не является частью общепринятых религиозных и культурных практик, или частью нормальных фантазий ребенка;
  • Амнезия между отдельными личностями;
  • Диссоциация не вызвана действием ПАВ и соматической патологией.

В МКБ-10 «Расстройство множественной личности» кодируется кодом F44.81 и относится к группе «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства». «Выделяются следующие критерии:

  • Должно существовать две или более личностей, проявляющихся не одновременно;
  • Каждая личность обладает своей индивидуальностью, памятью;
  • Смена личностей может происходить внезапно и обуславливаться травматическим событием;
  • Смена личностей, как правило, сопровождается амнезией;
  • Должна быть исключена органическая патология» [4].

В МКБ-11 (бета-версия) Диссоциативное расстройство идентичности выделено в самостоятельное расстройство группы «Диссоциативные расстройства» под кодом 7В35.

Клинические проявления . В клинической картине ДРИ встречаются симптомы и психогенной амнезии, и эпизоды фуги, и состояния глубокой деперсонализации.

Факт существования альтер-личностей ставит под сомнение фундаментальные представления о единстве личности и сознания. Поэтому в случае ДРИ говорят о системе идентичностей. Каждая такая система отличается собственными эмоциональными и когнитивными процессами, что воплощает в себе самостоятельные сущности, которые обладают сравнительно устойчивыми характеристиками.

Исходную личность называют личностью-хозяином. В теории структурной диссоциации в таком случае говорят о «внешне нормальной личности» (ВНЛ).

Число альтернативных идентичностей при ДРИ варьирует, в некоторых случаях их количество достигает 45-50. Качество существования таких идентичностей значительно варьирует от прочного, устойчивого и сложно организованного до фрагментарного, аморфного и скоротечного; отдельная идентичность может, например, никогда не «всплывать» и только упоминается другими альтернативными личностями.

Альтернативные идентичности могут знать друг друга или отрицать существование друг друга, могут иметь разный пол, национальность, имидж, стиль, голос и т.д. Эго-состояния имеют разные функции.

Если доминирует одна личность, но периодически вторгаются другие личностные состояния со своей системой ценностей и картиной мира, то говорят о «Комплексном диссоциативном расстройстве вторжения».

Множественная личность – это хроническое расстройство, у которого нет определенных временных границ, и которое может длиться всю жизнь, при этом конкретные проявления этого расстройства в той или иной степени зависят от продолжительности заболевания и индивидуальных особенностей больного.

Диагностика: трудности и особенности. Диагностика ДРИ представляет весьма трудную задачу, так как клинические проявления довольно замаскированы и полимодальны. Выше мы рассмотрели «букет» расстройств, сопровождающих ДРИ, и «вычленить» из него ДРИ довольно не просто.

Дополнительные индикаторы ДРИ (маркеры), которые может наблюдать врач во время наблюдения больного:

  • Хаотичный стиль поведения;
  • Внезапные смены настроений;
  • Забывчивость временных промежутков из жизни без наличия органической патологии;
  • Пропуск встреч без каких-либо причин и объяснений (в том числе и терапии);
  • Амнезия части детского периода;
  • Противоречивая информация при повторном сборе анамнеза.
  • Диссоциация: мысли и чувства контролируются как бы «со стороны», что окружающие могут их читать и что голоса комментруют их действия (это вызвано дезинтеграцией личностной системы);
  • Слуховые псевдогаллюцинации, но в отличие от шизофрении они длятся всю жизнь и не вызывают потери с реальностью;
  • Наличие в истории болезни аутодеструктивных тенденций: суицидальные попытки или СПП (самоповреждающее поведение);
  • Шкала диссоциации (Dissociation Experience Scale, DES) для оценки выраженности диссоциативных феноменов как на клинической, так и на нормальной популяции (https://www.b17.ru/tests/208/ );
  • Опросник диссоциативных переживаний (Questionnaire of Experiences of Dissociation, QED) состоит из 26 вопросов, касающихся широкого спектра диссоциативных феноменов;
  • Опросник перитравматической диссоциации (ОПД) состоит из 9-и вопросов, каждый из которых оценивается по 5-бальной шкале Ликерта. Предназначен для субъективной оценки диссоциативных симптомов, вызванных переживанием травмирующего события (https://www.b17.ru/tests/210/ );
  • Интервью для диагностики диссоциативных расстройств (Dissociative Disorders Interview Schedule, DDIS). Жестко структурированное интервью, предназначенное для диагностики как диссоциативных расстройств, так и депрессии, пограничного расстройства и др.;
  • Структурированное клиническое интервью для диссоциативных расстройств в соответствии с классификацией DSM-IV (Structured Clinical Interview for DSM-IV Dissociative Disorders, SCID-D). Он позволяет диагностировать все расстройства диссоциативного спектра.

Коморбидность. У лиц с ДРИ, помимо специфичных для этого расстройства симптомов, встречается большинство симптомов, присутствующих в клинической картине других психиатрических расстройств. Также, специфика диссоциации и наличие травмы в основе, «подталкивает» на «близкие» психические расстройства.

  • Депрессии (до 88% лиц с ДРИ имеют симптомы депрессий);
  • Суицидальные попытки (75%) и самоповреждающее поведение (35%, может быть выше, но из-за амнезии не вспоминается в самоотчетах и на интервью);
  • Инсомния, кошмары как при ПТСР;
  • Диссоциативные симптомы (амнезия – 98%, эпизоды фуги – 55%, деперсонализация – 53%, сомнамбулизм – 20%);
  • Тревога и фобии. Могут быть как самостоятельными расстройствами, так и предикторами переключения между Эго-состояниями;
  • Аддикции (треть лиц с ДРИ злоупотребляет ПАВ);
  • Галлюцинации (слуховые и/или зрительные);
  • Нарушения мышления, вызванные кризисом в личностной системе, суть которого в том, что ни одна из альтер-личностей не в состоянии взять контроль над поведением и сохранить его аутентичность. Возможен бред (20%), вызванный убежденностью в самостоятельности какой-либо из альтер-личностей или идеей контроля;
  • Кататония (14%);
  • Транссексуализм и трансвеститизм, из-за того, что некоторые альтер-личности имеют противоположный пол;
  • Головные боли.

Этиология. Самым вероятным в развитии ДРИ, по мнению авторитетных исследователей данного феномена (Патнэм, Росс, Шульц и др.), является наличие насильственной травмы (сексуальное насилие) в анамнезе или факт пренебрежения родителями или значимым окружением.

Существует достаточное количество фактов, свидетельствующих о том, что ДРИ – разновидность ПТСР. Нетрудно представить механизм, посредством которого система идентичностей в виде диссоциированных субсистем, могут выполнять важные адаптивные и копинговые функции индивида, которого жестоко и неоднократно травмировали в детские годы, испытавшего сексуальное насилие, особенно в случае инцеста.


Возможно ли ДРИ при отсутствии в анамнезе тяжелой травмы детского периода? Теоретически да. Некоторые теоретики (Батлер, Килстром, Клински) выделяют личностные особенности, способствующие появлению диссоциации, такие как высокая гипнабельность, внутренний фокус внимания (сосредоточенность на себе) и склонность к фантазированию.

Терапия ДРИ. Главной задачей при терапии ДРИ является интеграция (объединение ранее обособленных альтернативных личностей и их слияние с личностью-хозяином) с целью исчезновения альтернативных идентичностей или существенным ослаблением их власти.

Клафт предлагает трехэтапную модель терапии ДРИ:

  • Стабилизация . Клиент и терапевт устанавливают контакт с целью стабилизации психологического статуса клиента и устранения стрессогенных влияний, способных провоцировать появление новых личностных состояний;
  • Переработка травмы и разрешение диссоциативных механизмов защиты . На этом этапе нужно решить три задачи: а) приступить к эффективному устранению амнезии и склонности переключаться с одного состояния идентичности на другое; б)обратиться к диссоциативным воспоминаниям и разобраться в них, объединяя их с реально произошедшим состоянием; в)восстановить связи между различными, внешне обособленными, личностными состояниями;
  • Постинтеграционная терапия . Стадия восстановления и компенсации многочисленных дефектов, оставленных годами адаптации к разным личностным состояниям.

Фрэнк Патнэм в своей книге «Диагностика и лечение расстройства множественной личности» придерживается аналогичной модели и выделяет следующие техники при работе с ДРИ:

  • Проговаривание. Обращение к личностной системе как к целому, ко всем личностям одновременно. Это экономит время и энергию, формирует со-сознание всей личностной системы;
  • Реконструкция целостной картины по фрагментамвоспоминаний. У лиц с ДРИ воспоминание о травматическом опыте либо целиком принадлежит только одной единственной альтер-личности, либо фрагментарно распределено среди некоторых личностных состояний. Это требует времени и усилий, чтобы опросить как можно больше альтер-личностей;
  • Перекрестный опрос. Идея в том, чтобы обратиться с просьбой к каждой альтер-личности пациента подробно рассказать, в чем, по ее мнению, состоят достоинства и слабости других альтер-личностей. Этот метод позволяет альтер-личностям: 1) осознать адекватность поведения других альтер-личностей несмотря о мнении друг о друге; 2) осознать, что разные качества альтер-личностей дополняют друг друга, что повышает эффективность реагирования личностной системы в целом; 3) недостатки одной альтер-личности компенсируются другой. Подобная техника хорошо интегрирует все личностные состояния в одну систему, что важно при терапии ДРИ;
  • Работа со сновидениями. Диссоциированные и отвергаемые переживания находят свое выражение в сновидениях, что может помочь в формировании общей картинки всей личностной системы;
  • Работа с/через «Внутреннего помощника». «Внутренний помощник(-и)» – личностное состояние(-ия), хорошо идущее на контакт и терапию, предоставляют ценную информацию и помогают процессу. Чем раньше обнаруживается «Внутренний помощник», тем эффективнее построение терапии;
  • Использование дневников и записных книжек. Задача записывать каждый день все, что происходило в течение дня и приносить на терапию;
  • Работа с «Внутренними преследователями». Это личностное состояние, как правило враждебное и настроенное против личности-хозяина, которое является главным источником проблем основной личности. Сами по себе преследователи не исчезнут Важно как можно быстрей их «вычленить» и начать с ними работу;
  • Составление схемы личностной системы в целом. К личностной системе обращаются с просьбой составить схему, карту, диаграмму, оптимально отражающую представления личностных состояний об их взаимоотношениях, связях или о внутреннем мире, частью которого они являются.
Читайте также:  Острый бронхит у детей: лечение, симптомы, код по МКБ 10, причины

1. Карсон Р, Батчер Дж., Менека С., Анормальная психология. – СПб.: Питер, 2004. – 1167 с. – (Серия «Мастера психологии»)

2. Патнэм В. Фрэнк. Диагностика и лечение расстройства множественной личности. – М.: «Когито-центр», 2004. – 440 с. – (Клиническая психология)

3. Ван дер Харт О., Нейенхэюс Э.Р.С., Стил К. призраки прошлого: структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы. – М.: «Когито-центр», 2016. – 496 с. – (Клиническая психология)

4. Чуркин А.А., Мартюшов А.Н. Практическое руководство по применению МКБ-10 в психиатрии и наркологии. М.: Мега-Про, 2010 – 132 с.

5. Diagnostic and statistical manual of mental disorders : DSM-5. — 5th ed.

Возможно ли ДРИ при отсутствии в анамнезе тяжелой травмы детского периода? Теоретически да. Некоторые теоретики (Батлер, Килстром, Клински) выделяют личностные особенности, способствующие появлению диссоциации, такие как высокая гипнабельность, внутренний фокус внимания (сосредоточенность на себе) и склонность к фантазированию.

Симптомы синдрома множественной личности

Типичными клиническими симптомами диссоциативного расстройства идентичности являются:

  • ярко выраженная головная боль;
  • нарушение пищевого поведения;
  • снижение либидо, сексуальная дисфункция;
  • зависимое поведение;
  • бессонница, лунатизм;
  • стремление к социальной изоляции, желание человека уехать из родного города;
  • частичная или полная амнезия, провалы в памяти;
  • человек отзывается на разные имена, сообщает окружающим противоречивые сведения о себе;
  • хаотичные действия;
  • слуховые галлюцинации;
  • внезапные перемены в поведении, манере общения;
  • изменение тембра голоса;
  • деперсонализация (свои телесные реакции человек словно бы наблюдает со стороны, ему кажется, что это происходит не с ним);
  • нарушение восприятия;
  • утрата связи с реальностью;
  • затрудненная пространственная и временная ориентировка;
  • повышенная тревожность;
  • депрессия и суицидальные попытки;
  • самоповреждающее поведение;
  • пребывание человека в состоянии транса;
  • временное или постоянное отсутствие у человека реакции на внешние раздражители;
  • невосприимчивость к физической и психической боли;
  • симуляция тяжелого расстройства психики;
  • индивид специально дает неправильные ответы на простые вопросы.


  • ярко выраженная головная боль;
  • нарушение пищевого поведения;
  • снижение либидо, сексуальная дисфункция;
  • зависимое поведение;
  • бессонница, лунатизм;
  • стремление к социальной изоляции, желание человека уехать из родного города;
  • частичная или полная амнезия, провалы в памяти;
  • человек отзывается на разные имена, сообщает окружающим противоречивые сведения о себе;
  • хаотичные действия;
  • слуховые галлюцинации;
  • внезапные перемены в поведении, манере общения;
  • изменение тембра голоса;
  • деперсонализация (свои телесные реакции человек словно бы наблюдает со стороны, ему кажется, что это происходит не с ним);
  • нарушение восприятия;
  • утрата связи с реальностью;
  • затрудненная пространственная и временная ориентировка;
  • повышенная тревожность;
  • депрессия и суицидальные попытки;
  • самоповреждающее поведение;
  • пребывание человека в состоянии транса;
  • временное или постоянное отсутствие у человека реакции на внешние раздражители;
  • невосприимчивость к физической и психической боли;
  • симуляция тяжелого расстройства психики;
  • индивид специально дает неправильные ответы на простые вопросы.

Амнезия

Пациенты, как правило, страдают диссоциативной амнезией. Обычно она проявляется как:

Пробелы в памяти, касающиеся событий личной биографии (например, определенные отрезки времени в детстве или подростковом возрасте, смерть родственника)

Провалы в устойчивой памяти (например, события, произошедшие сегодня, хорошо освоенные навыки [такие, как использование компьютера])

Обнаружение свидетельств того, что пациент что-то сделал или сказал, но этого не помнит и/или которому кажется, что он непохож на себя

Некоторые отрезки времени могут исчезнуть из памяти пациента.

Пациенты могут обнаружить предметы в сумке с покупками или записи на бумаге, происхождение которых они не могут определить. Больные также могут оказываться в новых местах, причем они не помнят как туда попали и для чего они пришли туда. В отличие от пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством, пациенты с диссоциативным расстройством личности забывают как повседневные, так и стрессовые или травматические события.

Степень осознания пациентами собственной амнезии может быть разной. Некоторые пытаются скрыть ее. Амнезия может быть заметна другим людям, если пациенты не могут вспомнить то, что они сказали или сделали, или же не помнят важную личную информацию, например, свое имя.

Подробный опрос, иногда под действием гипноза или под воздействием препаратов

Профилактика Диссоциативного расстройства:

Сохранение психического здоровья и предупреждение психических расстройств – гораздо менее понятная задача, чем предупреждение инфекционных болезней, для профилактики которых проводится вакцинация, а для лечения применяются антибиотики; в области психических заболеваний таких мер не существует.

Во всем мире наркомания и алкоголизм привели к кризису психического здоровья. В результате формирования зависимости страдает психика десятков миллионов мужчин, женщин и детей.

Насилие над детьми – тоже существующий во всем мире феномен. Как фактор возникновения психических заболеваний оно заслуживает намного большего внимания, чем ему сейчас уделяется. В последние годы такое насилие рассматривается как первичная причина синдрома множественной личности. Международные организации, такие, как Всемирная организация здравоохранения, усиленно работают над выявлением и искоренением насилия над детьми, осуществляемого в странах третьего мира под видом детского труда, т.е. постоянного и узаконенного использования детей в промышленности и сельском хозяйстве фактически в качестве рабов.

Насилие над детьми – тоже существующий во всем мире феномен. Как фактор возникновения психических заболеваний оно заслуживает намного большего внимания, чем ему сейчас уделяется. В последние годы такое насилие рассматривается как первичная причина синдрома множественной личности. Международные организации, такие, как Всемирная организация здравоохранения, усиленно работают над выявлением и искоренением насилия над детьми, осуществляемого в странах третьего мира под видом детского труда, т.е. постоянного и узаконенного использования детей в промышленности и сельском хозяйстве фактически в качестве рабов.

Этиология

Как правило, диссоциативное расстройство личности обусловлено сильным эмоциональным потрясением. При этом для окружающих данное обстоятельство может быть вовсе не значимым, то есть не требует внимания.

В целом этиологическая картина включает в себя следующие факторы:

  • непосредственная угроза для жизни больного;
  • потеря близкого человека;
  • утрата чего-то материального – работы, дома, накоплений и так далее;
  • склонность к легкому вхождению в трансовое состояние;
  • неблагоприятное окружение в детстве;
  • психологические травмы в детстве или подростковом возрасте – сюда относятся не только семейные проблемы, но и в школе, со сверстниками и так далее;
  • эмоциональная изоляция;
  • предыдущий негативный травматический опыт.

В группу риска входят:

  • люди, прошедшие военные действия;
  • с большой интеллектуальной загрузкой;
  • имеющие в семейном анамнезе психиатрические заболевания;
  • те, кто долго подвергались моральному насилию;
  • пережили сильный стресс с физическим воздействием.

Первые примеры данного психиатрического нарушения описал французский невропатолог и психиатр Пьер Жан. Необходимо отметить, что в жизни диссоциативное расстройство идентичности встречается крайне редко.


В некоторых случаях используется более широкая классификация, которая была предложена американскими учеными:

Диссоциативное расстройство идентичности

Автор: Шишковская Татьяна

Редакция: Цагана Ерднеева

Представьте себе степенную замужнюю женщину, которая работает в библиотеке и воспитывает пятилетнюю дочку. Она как всегда уходит на работу с утра, но вечером не возвращается; все родственники ее ищут, и через несколько дней находят – в психиатрической клинике.

Сама пациентка рассказывает, что какая-то часть дня выпала из ее памяти без всякой внешней причины, и на следующее утро она обнаружила себя в постели с незнакомым мужчиной в дешевом отеле в другом городе. В больницу ее доставили полицейские, которых вызвал администратор отеля, потому что лежащего рядом мужчину перепуганная женщина ударила, он спросонья ответил тем же, завязалась драка.

При этом женщина – у которой действительно не было ни следов травмы, ни признаков опьянения – плакала и клялась, что не помнит, как оказалась здесь с этим мужчиной и с ее ведома это произойти ни в коем случае не могло; мужчина говорит, что она сделала это совершенно добровольно и за достаточную плату. Несчастная библиотекарша совсем не похожа на многогранного Билли Миллигана, но именно так выглядит в реальной клинической практике диссоциативное расстройство идентичности.

По сравнению с другими терминами (например, расстройство множественной личности, как в МКБ-10) этот хорош тем, что включает определение “диссоциативное” и сразу отсылает нас к категории диссоциативных расстройств. По сути, эпизоды, когда пациент чувствует себя “другой личностью” – это истерические припадки.

Классики психиатрии, мастера клинических описаний приучили нас видеть даже в типичных случаях, какой истерия бывает изобретательной и талантливой. Но случаи, когда “вторая личность” вдруг начинает говорить на языке, которого пациент никогда не знал, или умеет что-то, чего пациент никогда не умел – казуистичны, и не всегда им стоит верить; а “вторая личность” асоциальная, ведущая себя неадекватно ситуации, дезадаптирующая или даже прямо угрожающая жизни пациента неминуемо приведет его к психиатру.

Приведем симптомы этого расстройства так, как они описаны в критериях DSM-5, служащих основанием для постановки диагноза.

  1. Нарушение собственной идентичности, которое характеризуется наличием у одного человека двух или более отличных личностных состояний – в некоторых культурах эти состояния могут трактовать как эпизоды одержимости. Ощущение себя самих как целостной личности, самостоятельно контролирующей свои действия, у таких пациентов прерывисто, разорвано, и этот разрыв проявляется в смене состояний всех сфер психики: аффекта, мышления, памяти, восприятия и может затрагивать соматическое состояние, чувствительную и двигательную сферу.
  2. Повторяющееся выпадение из памяти (с последующим восстановлением) сведений о своей повседневной жизни, базовой персональной информации, эмоционально значимых, как правило, травматичных событий, которое невозможно трактовать как обычное забывание.
  3. Симптомы значительно нарушают социальное и профессиональное функционирование пациента.
  4. Расстройство нельзя связать с принятой в данной культуре религиозной практикой (например, если речь идет не о каком-нибудь шамане, для которого состояния “одержимости духами” – норма, а о “рядовом” носителе такой культуры, которого они будут серьезно беспокоить), а у детей – с игрой.
  5. Симптомы не могут быть следствием приема психоактивных веществ или соматического/неврологического заболевания.

В сущности, в рамках диссоциативного расстройства идентичности могут проявляться любые диссоциативные симптомы: это и диссоциативная амнезия с затрудненным воспоминанием эпизодов из прошлого; и диссоциативная фуга, когда пациент внешне ведет себя упорядоченно, но на самом деле абсолютно бессознательно убегает или уезжает в другой город; и нарушения чувствительности или двигательной функции диссоциативной природы, когда, например, только одна из “личностей” хромает или страдает слепотой.

Определение принадлежности расстройства к диссоциативным на основании всех этих симптомов очень помогает врачу в диагностике, с этой целью создано множество опросников и структурированных интервью, направленных именно на выявление диссоциативных симптомов (адаптированы, например, Шкала Соматоформной Диссоциации SDQ-20, Шкала Диссоциации DES, Кембриджская Деперсонализационная шкала CDS).

Однако особенностью именно диссоциативного расстройства идентичности является то, что побуждает нас называть разные состояния пациента разными “личностями”: хотя и в рамках диссоциативных эпизодов, они обладают собственным характером, мышлением, памятью, которые так же стабильно сохраняются и передаются от эпизода к эпизоду, как и характеристики “основной” личности в “светлые промежутки”.

В этом ключевое отличие диссоциативного расстройства идентичности от шизофрении. Хотя пациент с шизофренией тоже может называть себя разными именами, представлять себя разными персонажами, вдруг начать вести себя нехарактерно, а потом вернуться к прежнему поведению, в его случае ни о каких избыточных личностях речь не идет; за какие бы имена и фигуры он ни цеплялся, больной стремительно теряет ту единственную личность, которая у него была.

Тем не менее, вопрос дифференциальной диагностики диссоциативного расстройства с шизофренией неизменно возникает, поскольку кроме диссоциативных пациенты могут рассказывать и о типичных психотических симптомах:

  • нарушения восприятия: слуховые псевдогаллюцинации в форме голосов, которые комментируют их действия, или негативные галлюцинации, в том числе интересный феномен произвольной аналгезии, когда пациент может самостоятельно “снизить” болевую чувствительность
  • автоматизмы: ощущение, что кто-то вмешивается в ход мыслей пациента или управляет его действиями помимо его воли;

Различают две формы диссоциативного расстройства идентичности:

  • так называемая “одержимость”, когда другое состояние личности обусловлено, по мнению самого пациента, вмешательством духов или демонов; возникает на определенной культурной и религиозной почве
  • не связанная с ощущением одержимости, когда разные “личности” – это, как правило, люди разного пола, возраста, мировоззрения.
Читайте также:  Аппендицит - симптомы, причины, лечение, удаление

В зависимости от формы расстройства “голоса” или ощущения управления своими мыслями и действиями пациент будет относить на счет “духов” или внезапного вмешательства другой личности.

Но с другой стороны, в принципе валидность такого диагноза вызывает много вопросов. Как мы можем с уверенностью утверждать, что пациент нас не обманывает? Если вернуться к случаю с работницей библиотеки, полицейские не обнаружили никаких признаков насилия, а саму пациентку застали в таком виде, что больше склонялись поверить мужчине; в психиатрическую больницу ее доставили скорее из-за бурного выражения эмоций, а что-то более серьезное, чем реактивное расстройство, врачи заподозрили, только разобравшись, какую жизнь она обычно ведет.

Диссоциативное расстройство идентичности, как и другие диссоциативные расстройства, часто симулируют – настолько, что симулянты становятся контрольной группой в исследованиях по выявлению нейрофизиологических коррелят.

Тем не менее, есть признаки, которые помогают врачу определить истинное расстройство и пациента, которому действительно можно помочь. В подавляющем большинстве случаев диссоциация становится реакцией на психологическую травму, поэтому в анамнезе пациента нужно искать обстоятельства, которые еще в детском возрасте могли бы расположить его так реагировать в дальнейшем (физическое и сексуальное насилие, отчуждение со стороны родителей и конфликты между ними) и, если расстройство проявилось уже во взрослом возрасте, – событие, которое могло его спровоцировать.

В нашем клиническом случае таким провоцирующим событием стала смерть отца, хотя пациентка практически с ним не общалась, и он же был источником детской травмы: страдал алкоголизмом, бил жену и детей, потом и совсем ушел из семьи, не работал и жил на улице.

Другая особенность – множество сопутствующих психических расстройств, поскольку психологическая травма их провоцирует или облегчает их развитие. Это могут быть расстройства личности (не путать с расстройством идентичности – непрерывного ощущения себя как единой личности; здесь речь идет о патологии характера, неадаптивных стратегиях поведения у “основной” личности), депрессии, тревожные расстройства, обсессивно-компульсивное расстройство. Наша работница библиотеки до нынешней госпитализации безуспешно лечилась у психиатра по поводу тревожной депрессии.

Существует множество психологических концепций, которые объясняют, как травма приводит к диссоциативным симптомам, и каждая оправдывает определенный подход к психотерапии; в этом материале остановимся на биологической концепции.

Мы знаем, что ситуация угрозы вызывает у животного реакцию “борьбы или бегства”, когда все физиологические процессы направлены на повышение чувствительности к важным сигналам, реактивности, тонуса мышц. Но есть и еще один вид реакции, который срабатывает, когда ни то, ни другое невозможно – так называемая “притворная смерть”. Он менее адаптивен, чем “борьба или бегство”, но тоже в некоторой степени может минимизировать ущерб. При этом тонус мышц наоборот снижается, чувствительность к стимулам и реактивность падают. Именно в такой ситуации оказывается ребенок, когда угроза исходит со стороны взрослого.

Предполагают, что в состоянии “мнимой смерти” происходит функциональная деафферентация, отрешение от всех внешних стимулов, как во сне – с которым часто сравнивают свое состояние пациенты с диссоциативным расстройством. Нормальное состояние связей между подкорковыми сенсорными центрами, непосредственно с ними связанными структурами, отвечающими за аффективный ответ, и собственно корой обеспечивает то самое непрерывное ощущение единичности и целостности собственной личности.

Если эпизоды функциональной деафферентации часты в детстве, когда формируется основная масса таких связей, они могут впоследствии нестабильно работать во взрослом возрасте, особенно в ситуации угрозы. Нейровизуализация может зафиксировать результаты такого патологического развития: у пациентов с диссоциативным расстройством наблюдается, например, перестройка гиппокампа, уменьшение его объема регистрируется МРТ, и оно коррелирует с тяжестью психологической травмы детского возраста.

Еще одна особенность – чередование состояний гиповозбуждения (подобных “мнимой смерти”) и гипервозбуждения (подобных реакции “борьбы или бегства”). Ее ранее описывали при посттравматическом стрессовом расстройстве, которое по данным современных исследований сближается с диссоциативными расстройствами. Состояние гиповозбуждения соответствовало реальному переживанию травматической ситуации, а гипервозбуждения – так называемым “флешбэкам”, гиперреалистичным воспоминаниям о уже пережитых событиях.

Такая же смена состояний, и те же нейрональные корреляты этих состояний (при гиповозбуждении – преимущественная активация префронтальной коры, поясной и парогиппокампальных извилин; при гипервозбуждении – миндалины, островка, дорсального стриатума) показаны при диссоциативном расстройстве идентичности – и они соответствуют разным “личностям”. То есть для той психологической ситуации, в которой существует пациент, разные личности по-своему функциональны, и если мы хотим его вылечить, нужно научить его другим способам адаптации.

Никаких способов напрямую управлять механизмами адаптивного поведения у нас пока нет, поэтому основным подходом в лечении диссоциативного расстройства идентичности остается психотерапия. Предпочтительны индивидуальные занятия с терапевтом и психодинамический подход (например, когнитивно-поведенческая терапия).

По общепризнанным рекомендациям ISSDT (Международное общество по изучению травмы и диссоциации), терапия проходит в три этапа: на первом терапевт пытается сформировать у пациента правильное понимание болезни, первично стабилизировать состояние и уменьшить выраженность сопутствующих депрессивных и тревожных симптомов; на втором необходимо подробно разобрать все травмы, которые привели к формированию защиты по механизму диссоциации, и цель третьего этапа – перейти от диссоциации к более организованным и адаптивным защитам.

Основная цель психофармакотерапии – борьба с коморбидными психическими расстройствами, которая облегчает психотерапевту подход к диссоциативному расстройству. Интересный аспект фармакотерапии – различный ответ на лекарственные препараты, который пациент может давать в разных личностных состояниях.

Источники:

  1. Sadock B. J., Kaplan H. I. Comprehensive Textbook of Psychiatry: X. – Wolters Kluwer, 2017.
  2. Dissociation and the Dissociative Disorders: DSM-V and Beyond, edited by P. F. Dell and J. A. O’Neil. (2009). New York, NY: Routledge, 898 pp.
  3. International Society for the Study of Trauma and Dissociation. Guidelines for treating dissociative identity disorder in adults, third revision //Journal of Trauma & Dissociation. – 2011. – Т. 12. – №. 2. – С. 115-187.
  4. Dorahy M. J. et al. Dissociative identity disorder: an empirical overview //Australian & New Zealand Journal of Psychiatry. – 2014. – Т. 48. – №. 5. – С. 402-417.
  5. Reinders A. A. T. S. et al. Opposite brain emotion-regulation patterns in identity states of dissociative identity disorder: A PET study and neurobiological model //Psychiatry Research: Neuroimaging. – 2014. – Т. 223. – №. 3. – С. 236-243.
  6. Chalavi S. et al. Abnormal hippocampal morphology in dissociative identity disorder and post‐traumatic stress disorder correlates with childhood trauma and dissociative symptoms //Human brain mapping. – 2015. – Т. 36. – №. 5. – С. 1692-1704.
  1. Нарушение собственной идентичности, которое характеризуется наличием у одного человека двух или более отличных личностных состояний – в некоторых культурах эти состояния могут трактовать как эпизоды одержимости. Ощущение себя самих как целостной личности, самостоятельно контролирующей свои действия, у таких пациентов прерывисто, разорвано, и этот разрыв проявляется в смене состояний всех сфер психики: аффекта, мышления, памяти, восприятия и может затрагивать соматическое состояние, чувствительную и двигательную сферу.
  2. Повторяющееся выпадение из памяти (с последующим восстановлением) сведений о своей повседневной жизни, базовой персональной информации, эмоционально значимых, как правило, травматичных событий, которое невозможно трактовать как обычное забывание.
  3. Симптомы значительно нарушают социальное и профессиональное функционирование пациента.
  4. Расстройство нельзя связать с принятой в данной культуре религиозной практикой (например, если речь идет не о каком-нибудь шамане, для которого состояния “одержимости духами” – норма, а о “рядовом” носителе такой культуры, которого они будут серьезно беспокоить), а у детей – с игрой.
  5. Симптомы не могут быть следствием приема психоактивных веществ или соматического/неврологического заболевания.

Диссоциативное расстройство идентичности — симптомы и лечение

Диссоциативное расстройство идентичности — симптомы и лечение

Впервые данный термин использовал французский врач Жане еще в конце 19 века. Этот специалист заметил, что у определенных людей комплекс идей может существовать отдельно от самой личности и от ее сознания. В настоящее время термин описывает три основных феномена и их изучением занимаются психологи и психиатры.

Впервые данный термин использовал французский врач Жане еще в конце 19 века. Этот специалист заметил, что у определенных людей комплекс идей может существовать отдельно от самой личности и от ее сознания. В настоящее время термин описывает три основных феномена и их изучением занимаются психологи и психиатры.

Симптомы диссоциативного расстройства

Существует ряд симптомов, характерный для данного нарушения:

— изменяющаяся клиническая картина;

— интенсивные боли в области головы или другие телесные ощущения болезненного характера;

— меняющаяся степень активности индивида от интенсивной до полной бездеятельности;

— провалы в памяти;

Деперсонализация заключается в ощущении нереальности, отстраненности от собственных телесных проявлений и психи ческих процессов, чувстве отдаленности от самого себя. Пациенты с деперсонализацией наблюдают за собственным поведением со стороны, как будто смотрят фильм. Они ощущают себя посторонними наблюдателями за своей собственной жизнью. Также у пациентов могут наблюдаться транзиторные ощущения не принадлежности тела ему самому.

Дереализация выражается в восприятии знакомых индивидов и интерьера как незнакомых, нереальных или странных. Пациенты находят различные вещи, образцы почерка, предметы, которые они не могут опознать. Также нередко такие пациенты называют себя в третьем лице или во множественном числе.

У пациентов с диссоциацией наблюдаются переключения личностей, и барьеры между ними вследствие амнезии зачастую приводят к жизненному беспорядку. Личности могут взаимодействовать друг с другом, поэтому пациент нередко слышит внутренний разговор, ведущийся иными личностями, которые обсуждают самого пациента или адресуются к нему. Вследствие этого бывают случаи, когда пациенту ошибочно выставляется диагноз психоза из-за восприятия врачом внутреннего диалога пациента в качестве галлюцинаций. Хотя голоса, слышимые пациентом при диссоциации и напоминают галлюциноз , но существуют качественные отличия, которые отграничивают галлюцинации типичные для шизофрении или другие расстройства психи ки. Люди с диссоциацией считают голоса чем-то ненормальным или нереальным, в отличие от лиц, страдающих шизофренией, которые уверены, что слышат естественные голоса, которые не являются слуховыми галлюцинациями. Индивиды с диссоциацией могут иметь сложные беседы и слышать несколько бесед одновременно. При шизофрении такое наблюдается довольно редко. Также люди с диссоциацией могут иметь кратковременные моменты, при которых они видят беседы собственных идентичностей.

Часто у лиц с диссоциативным нарушением идентичности проявляются симптомы, аналогичные симптомам, наблюдающимся при тревожных расстройствах , шизофрении, посттравматическом стрессовом нарушении, расстройствах настроения, нарушениях пищевого поведения, эпилепсии. Достаточно часто могут встречаться в анамнезе больных и суицидальные попытки или планы, случаи самоповреждения. Многие из таких больных нередко злоупотребляют психоактивными препаратами.

В истории болезни пациентов с диссоциацией обычно наблюдается три и более нарушения психи ческой деятельности с предшествующей устойчивостью к лечению.

Диагностика данного заболевания требует проведения специфического опроса в отношении диссоциативных феноменов. Нередко применяется длительное интервью (иногда и с использованием медикаментозных средств), гипноз. Пациенту рекомендуется между визитами к терапевту вести дневник. Психотерапевт может также совершить попытку непосредственного контакта с иными личностями пациента, предложив вещать части сознания, ответственной за действия, во время свершения которых у индивида развилась амнезия или имелась деперсонализация и дереализация.

У пациентов с диссоциацией наблюдаются переключения личностей, и барьеры между ними вследствие амнезии зачастую приводят к жизненному беспорядку. Личности могут взаимодействовать друг с другом, поэтому пациент нередко слышит внутренний разговор, ведущийся иными личностями, которые обсуждают самого пациента или адресуются к нему. Вследствие этого бывают случаи, когда пациенту ошибочно выставляется диагноз психоза из-за восприятия врачом внутреннего диалога пациента в качестве галлюцинаций. Хотя голоса, слышимые пациентом при диссоциации и напоминают галлюциноз , но существуют качественные отличия, которые отграничивают галлюцинации типичные для шизофрении или другие расстройства психи ки. Люди с диссоциацией считают голоса чем-то ненормальным или нереальным, в отличие от лиц, страдающих шизофренией, которые уверены, что слышат естественные голоса, которые не являются слуховыми галлюцинациями. Индивиды с диссоциацией могут иметь сложные беседы и слышать несколько бесед одновременно. При шизофрении такое наблюдается довольно редко. Также люди с диссоциацией могут иметь кратковременные моменты, при которых они видят беседы собственных идентичностей.

Ссылка на основную публикацию