Аутизм у детей – симптомы, лечение, причины, признаки

Формы заболевания

В зависимости от показателя IQ и уровня заботы, необходимого пациенту в повседневной жизни, аутизм у детей подразделяют следующим образом:

  • низкофункциональный;
  • среднефункциональный;
  • высокофункциональный.

Кроме того, заболевание может быть синдромальным и несиндромальным.

В зависимости от этиологического фактора ранний детский аутизм может быть:

  • эндогенно-наследственным;
  • связанным с хромосомными абберациями;
  • экзогенно-органическим;
  • психогенным;
  • неясной этиологии.

По классификации К. С. Лебединской в зависимости от преобладающего характера нарушения социальной адаптации выделяют следующие формы аутизма у детей:

  • с отрешенностью от окружающего мира (ситуативное поведение, отсутствие навыков самообслуживания, полное отсутствие потребности в социальных контактах);
  • с отвержением окружающего мира (речевые, сенсорные, двигательные стереотипии, нарушение чувства самосохранения, гипервозбудимость, гиперсенситивность);
  • с замещением окружающего мира (наличие своеобразных интересов и фантазий, слабая эмоциональная привязанность к близким людям);
  • со сверхтормозимостью в отношении окружающего мира (быстрая психическая и физическая истощаемость, пугливость, ранимость, эмоциональная лабильность).

По классификации О. С. Никольской, в зависимости от тяжести проявлений аутизма у детей, основного психопатологического синдрома и отдаленного прогноза выделяют 4 группы:

  1. Характеризуется самыми глубокими нарушениями, характерно полевое поведение, отсутствие потребности во взаимодействии с окружающими людьми, мутизм, отсутствие активного негативизма, неспособность к самообслуживанию; ведущим патопсихологическим синдромом выступает отрешенность. Целью лечения является установление контакта с ребенком, вовлечение во взаимодействие с окружающими, формирование навыков самообслуживания.
  2. Характеризуется наличием жестких ограничений в выборе формы поведения, штампованной речи, выраженным стремлением к неизменности, при этом любые изменения могут обусловить срыв, который выражается в агрессии, аутоагрессии, негативизме; ребенок способен вырабатывать и воспроизводить бытовые навыки, в привычной среде достаточно открыт; ведущим психопатологическим синдромом выступает отвержение реальности. Целью лечения является развитие контактов с близкими людьми, выработка большего количества стереотипов поведения.
  3. Характеризуется более сложным поведением при поглощении собственными стереотипными интересами, слабой способностью к диалогу, неготовностью идти на компромиссы, пробовать и/или рисковать для достижения поставленной цели, при этом у пациента могут присутствовать энциклопедические знания в конкретной области на фоне фрагментарного представления об окружающем мире, отмечается интерес к опасным асоциальным развлечениям; ведущим психопатологическим синдромом выступает замещение. Целью лечения является обучение диалогу, формирование навыков поведения в обществе, расширение круга представлений.
  4. Характерно настоящее произвольное поведение, однако дети при этом быстро утомляются, у них наблюдаются сложности концентрации внимания, выполнения инструкций; они могут вести себя робко, пугливо, однако при адекватном лечении демонстрируют лучшие результаты в сравнении с остальными группами; ведущим психопатологическим синдромом выступает ранимость. Целью лечения является улучшение навыков социального взаимодействия, обучение спонтанности, развитие индивидуальных способностей.

При аутизме у детей наблюдаются не только расстройства психических функций, но также нарушения восприятия окружающей действительности.


По классификации О. С. Никольской, в зависимости от тяжести проявлений аутизма у детей, основного психопатологического синдрома и отдаленного прогноза выделяют 4 группы:

Признаки аутизма у новорожденных и детей до года

В полной мере аутизм может проявиться далеко не сразу после рождения ребенка, а лишь к 1,5–3 годам (атипичный аутизм – после 3 лет). В некоторых случаях у новорожденных и у детей до года могут наблюдаться следующие особенности:

  • ребенок не радуется и не оживляется при виде родителей, не улыбается, видя их или красивые игрушки и т. д. (отсутствие так называемых «комплекса оживления» и «социальной улыбки»);
  • отсутствие зрительного контакта;
  • отсутствие указательного жеста;
  • повышенная или наоборот слишком низкая чувствительность к одному или нескольким видам внешних раздражителей – свет, звук, прикосновения.

Малыш с аутизмом в 7–10 месяцев может не реагировать на свое имя, не изучать предметы руками и не тянуть их в рот. Дети-аутисты, достигшие года, не пытаются подражать окружающим, никак не реагируют на слово «нельзя», не умеют находить спрятанные предметы на видном месте.

При выявлении каких-либо из перечисленных признаков следует немедленно обратиться к специалисту – ведь чем раньше будет начата коррекционная терапия, тем эффективнее малыш адаптируется к дальнейшей жизни.

В полной мере аутизм может проявиться далеко не сразу после рождения ребенка, а лишь к 1,5–3 годам (атипичный аутизм – после 3 лет). В некоторых случаях у новорожденных и у детей до года могут наблюдаться следующие особенности:

Характерные черты детей с аутизмом (РАС)

  1. Нарушение эмоционального контакта в общении с другими людьми. Данная особенность аутистов связана с несколькими механизмами, а именно:
    • «Социальная агнозия» — расстройство восприятия выражений лица, интонаций людей. Несмотря на то, что у детей с РАС нет первичных проблем со зрительным восприятием, они обращаются с окружающими больше, как с объектами, не имея способности испытывать эмпатию. В исследованиях было установлено, что при опознании человеческих лиц в мозге аутиста активируются зоны, отвечающие за восприятие неодушевленных объектов, в отличие от здоровых людей.
    • Нарушение «центрального связывания». Вследствие нарушений восприятия аутисты хорошо «ловят» разнообразные мелкие детали, но целостную картину «собрать» не могут. Именно поэтому они всё воспринимают буквально, не способны воспринять контекст, уместность поведения в той или иной ситуации, не понимают переносного смысла и язык жестов.
    • Расстройство собственной мимики, интонирования речи и экспрессии. Даже если человек с аутизмом смог воспринять эмоции другого человека (как правило, базовые эмоции они могут почувствовать – гнев, страх, радость), установление адекватного контакта осложняется тем, что ответная реакция со стороны аутиста осложнена. Это связано с дисфункцией премоторных отделов коры головного мозга и лобно-лимбических связей. Вследствие данных нарушений возникает лицевая диспраксия (нарушение произвольного управления мимикой) и генерация эмоций. Мимические и телесные выражения эмоций у таких детей бедны, нечетки и неадекватны по своему характеру. Речь механистическая (если она есть).
    • Отсутствие так называемой «модели психического» (theory of mind). Аутисты не испытывают затруднений с пониманием непосредственно наблюдаемых физических событий, однако не способны представить и понять, что чувствует и хочет сделать другой человек или интерпретировать собственные поступки и намерения. Дело в том, что это явления более высокого репрезентативного порядка, они абстрактные по сравнению с физическими предметами. Модель психического имеет отношение не только к осознанию мыслей, но и осознанию тела, а оно, в свою очередь, базируется на схеме тела (которая происходит из раннего сенсорного опыта ребенка). Поскольку схема и осознание тела у людей с РАС также нарушены, то физический контакт с другими людьми (прикосновения, поглаживания, объятия) аналогично затруднен. Аутисты чаще всего не испытывают потребности в телесном соприкосновении, поскольку не понимают коммуникативного смысла данных действий. Кроме того, физический контакт может быть неприятным и болезненным вследствие нарушения сенсорной обработки тактильных и проприоцептивных (мышечных, сухожильных) сигналов.
  2. Семантико-прагматическое нарушение речи или ее отсутствие. Более половины аутистов либо не говорят, либо говорят очень плохо. У многих детей с РАС имеются признаки дисфазии развития (алалии – в российской интерпретации), однако аутизм и дисфазия ни в коем случае не являются синонимами. Проще говоря, бывает аутизм с дисфазией, но часто встречается дисфазия без аутизма, и очень важно их различать на практике. В недавних исследованиях было доказано, что возраст, в котором у ребенка начинает развиваться речь, влияет на тяжесть проявлений аутизма и на прогноз относительно того, когда у ребенка сформируется беглая разговорная речь (Rühl D, Bölte S, Poustka F «Sprachentwicklung und Intelligenzniveau beim Autismus. Der Nervenartzt» 72:535-40 (2001 г.); Szatmari P, Bryson SE, Streiner DL e.a. «Two-year outcome of preschool children with autism or Asperger’s syndrome. Am J Psychiat» (2000 г.) 157:1980-87).
    Признаки семантико-прагматического нарушения при аутизме:
  • Трудности связного изложения мыслей (нарушена целостность, «центральное связывание», о котором упоминалось выше);
  • Несоответствие использования речи социальному контексту ситуации;
  • Ограничение в понимании речевых оборотов, сарказма, иронии и шуток, переносного смысла. Слишком буквальное понимание речи.
  • Речь не служит для взаимодействия и является эгоцентрической.
  • Интонирование является неправильным, что делает речь механистической. От речи аутиста создается впечатление как о «псевдовзрослой», педантичной.
  • У детей очень часто присутствуют эхолалии, в том числе отсроченные, когда ребенок может механистически воспроизводить целые предложения и диалоги, например, из мультфильмов. Также для детей-аутистов характерны замены местоимений «Я»-«Ты» или упоминание о себе в третьем лице. Они практически не употребляют указательные жесты.
  • При этом вербальная память у человека с РАС может быть очень хорошей, а артикуляция – четкой. Сам по себе это пункт не является нарушением, но все эти моменты относятся к общему синдрому семантико-прагматического нарушения речи, описывая его целиком.
  • Дополнительные симптомы, часто сопутствующие расстройству аутистического спектра.
    Перечисленные ниже симптомы очень часто отождествляют с аутизмом, но это неверно, они не являются специфическими и могут встречаться и при иных нарушениях.

    • Когнитивная ригидность, нарушение подвижности психических процессов, переключения. Легко заметить, что аутисты склонны «застревать» на тех или иных предметах, зачастую не интересных нормотипичным детям. Эта особенность связана с дисфункцией префронтальных отделов коры головного мозга и мозжечка. Дети с РАС часто обнаруживают неприятие каких-либо изменений в своей жизни и окружающей обстановке. Если что-то нарушилось в привычном укладе, они пугаются вплоть до состояния паники.
    • Стереотипное поведение. Аутичные дети могут часами играть с одной и той же игрушкой, разглядывать один и тот же предмет. Они могут однообразно двигаться (например, бегать по кругу, раскачиваться, открывать и закрывать дверцы мебели), повторять одни и те же слова и выражения, совершать воздействия на собственное тело. С одной стороны, такое поведение содержит сенсорную самостимуляцию, связанную с нарушением сенсорной обработки (см. пункт ниже). С другой стороны, такие повторяющиеся действия и ритуалы помогают аутисту структурировать реальность для того, чтобы воспринять ее, совершить когнитивную обработку.
    • Сенсорное своеобразие, а именно гипо- или гиперчувствительность к сенсорным воздействиям. Очень часто при исследовании процессов обработки стимулов различной модальности у аутистов диагностируется так называемое нарушение сенсорной интеграции. Для диагностики могут быть использованы как специальные пробы, так и метод вызванных потенциалов (по разным модальностям). Такие дети могут впадать в истерику при звуке блендера или пылесоса, есть несъедобные предметы, проявлять пищевую избирательность, бояться качелей или наоборот, часами на них качаться. Для коррекции слуховой гипо- или гиперчувствительности, а также при нарушении проведения акустических импульсов в кору головного мозга в нашем центре успешно применяется метод Томатис, эффективность которого доказана множеством исследований. Помимо несформированности обработки акустических стимулов у детей с РАС часто обнаруживаются трудности интеграции проприоцептивных, вестибулярных и тактильных стимулов.
    • Нарушение праксиса (диспраксия) – расстройство произвольных движений. Имеет прямое отношение к расстройству сенсорной обработки, нарушению схемы тела, а также нарушениям управляющих функций. При аутизме нарушаются различные виды праксиса, в том числе кинестетический, динамический, конструктивный, мимический. По мнению некоторых специалистов, занимающихся исследованиями РАС, при высокофункциональном аутизме (особенно при синдроме Аспергера) диспраксия является обязательным признаком. На практике нарушение произвольных движений проявляется неловкостью, трудностями координации, нерешительностью в движениях, неумением сделать простые моторные действия по своему возрасту (кинуть и поймать мяч, проехать на велосипеде, вдеть нитку в иголку).
    • Нарушение проксемии (степени близости в социальном взаимодействии). Аутисты не обладают чувством дистанции, поэтому могут, например, обнюхать человека, подойти чрезмерно близко, чем позволяет того социальный контекст. Такое поведение также встречается при других нарушениях, к примеру, у детей с СДВГ. Другая крайность – полное избегание контакта, в том числе тактильного. Это как раз специфично для детей с РАС.
    • Символическая игра, игра «понарошку», с воображаемым объектом у аутичных детей либо отсутствует, либо развита очень слабо, что становится очевидным к возрасту 18 месяцев. Основой для символической игры служат зрительные представления, которые страдают при аутизме. Поэтому воображение развивается дисфункционально.
    Читайте также:  Травмы зубов у детей и взрослых - классификация, лечение
  • В 3 года:

    Что такое аутизм (Расстройство аутистического спектра)

    С самого начала беременности женщин преследуют мысли о возможных болезнях малыша. И хотя современная медицина достигла высокого уровня развития, многие проблемы в области диагностики и лечения различных заболеваний по-прежнему не решены. Поэтому даже при условии нормального протекания беременности и успешных родов, родители могут столкнуться с разными проблемами. Одной из них является аутизм.

    Аутизм – что это? Приговор для родителей и малыша или только небольшая трудность, которую можно преодолеть? Давайте вместе узнаем, по какой причине возникает эта болезнь, существует ли лечение от неё и что делать родителям, услышавшим этот пугающий диагноз.


    Аутизм – что это? Приговор для родителей и малыша или только небольшая трудность, которую можно преодолеть? Давайте вместе узнаем, по какой причине возникает эта болезнь, существует ли лечение от неё и что делать родителям, услышавшим этот пугающий диагноз.

    Аутизм у детей: признаки, симптомы, причины возникновения

    Когда в семье рождается ребенок – это всегда радостное событие. Все с радостью наблюдают, как он растет, развивается. Но иногда родителей может насторожить тот факт, что их кроха ведет себя как-то по-особенному, и что на самом деле в его поведении и развитии что-то идет не так, как надо. Малыш существенно отличается от окружающих детей, его поведение, речь и взаимодействие с социумом несколько не соответствует нормам данного возраста. Это заболевание называется аутизмом.

    Когда в семье рождается ребенок – это всегда радостное событие. Все с радостью наблюдают, как он растет, развивается. Но иногда родителей может насторожить тот факт, что их кроха ведет себя как-то по-особенному, и что на самом деле в его поведении и развитии что-то идет не так, как надо. Малыш существенно отличается от окружающих детей, его поведение, речь и взаимодействие с социумом несколько не соответствует нормам данного возраста. Это заболевание называется аутизмом.

    Что делать?

    Да, аутизм — это расстройство развития ребенка, сохраняющееся на протяжении всей жизни. Но благодаря своевременной диагностике и ранней коррекционной помощи можно добиться многого: адаптировать ребенка к жизни в обществе; научить его справляться с собственными страхами; контролировать эмоции.

    1. Самое важное — не маскировать диагноз за якобы «более благозвучным» и «социально приемлемым». Не убегать от проблемы и не фиксировать все внимание на негативных аспектах диагноза, таких, как: инвалидность, непонимание окружающих, конфликты в семье и прочее. Гипертрофированное представление о ребенке как о гениальном также вредно, как и подавленное состояние от его неуспешности.
    2. Необходимо без колебаний отказаться от терзающих иллюзий и выстроенных заранее планов на жизнь. Принять ребенка таким, каков он есть на самом деле. Действовать исходя из интересов ребенка, создавая вокруг него атмосферу любви и доброжелательности, организовывая его мир до тех пор, пока он не научится делать это самостоятельно.

    Помните, что без вашей поддержки ребенку с аутизмом не выжить.

    1. Самое важное — не маскировать диагноз за якобы «более благозвучным» и «социально приемлемым». Не убегать от проблемы и не фиксировать все внимание на негативных аспектах диагноза, таких, как: инвалидность, непонимание окружающих, конфликты в семье и прочее. Гипертрофированное представление о ребенке как о гениальном также вредно, как и подавленное состояние от его неуспешности.
    2. Необходимо без колебаний отказаться от терзающих иллюзий и выстроенных заранее планов на жизнь. Принять ребенка таким, каков он есть на самом деле. Действовать исходя из интересов ребенка, создавая вокруг него атмосферу любви и доброжелательности, организовывая его мир до тех пор, пока он не научится делать это самостоятельно.

    Синдром Рея: патогенез

    В наши дни патогенез синдрома Рея остается до конца не ясным, однако выявлена четкая взаимосвязь между приемом содержащих ацетилсалициловую кислоту препаратов больными с лихорадкой вирусного происхождения.

    Проводимые в 1980 году в США исследования показали, что смертность среди детей по причине синдрома Рея значительно снизилась, когда на правительственном уровне было принято решение оповестить общественность о пагубном влиянии ацетилсалициловой кислоты, применяемой в период вирусных инфекций у детей. Таким образом, удалось значительно снизить частоту возникновения состояния и смертность среди детей, по прошествии 17 лет в 1997 году было зафиксировано всего 2 случая синдрома.

    Имеются данные, согласно которым патогенез синдрома Рея в некоторых случаях был связан с перенесением синдрома кровным родственником. До конца эта тенденция так и не была исследована, предполагается, что она связана с наследственностью, либо состояние может передаваться от одного родственника другому.


    Впервые синдром был описан в 1963 году австралийским патологоанатомом Ральфом Дугласом Кеннетом Рейе. Врач, исполнявший на то время обязанности директора больничного отделения патологии, обнаружил, что в 17 из 21 случаев детской смерти причиной летального исхода была энцефалопатия и жировая дистрофия внутренних органов, которую позже и назовут в его честь синдромом Рея.

    Этиология

    Причины и патогенез патологии до конца не выяснены. Основное нарушение заключается в остром генерализированном выпадением функций митохондрий. В основе синдрома Рея лежит гиперчувствительность детского организма к препаратам, в которых содержится ацетилсалициловая кислота. Их назначают больным для снижения высокой температуры, обусловленной острой вирусной инфекцией. Прием «Аспирина» детьми, больными ОРВИ, гриппом, ветрянкой, парагриппом или герпесом, способствует развитию синдрома Рея. При этом не нарушается дозировка препарата, назначенная врачом в соответствии с возрастом пациента. В классическом случае медикаменты выступают в качестве триггера: запускают патологический процесс.

    Ацетилсалициловая кислота разрушает мембраны клеток, нарушает липидный и водно-электролитный баланс в организме, повышает концентрацию в крови аммиака. Функции митохондрий нарушаются, кристы деформируются, их мембраны набухают и разрываются. Расстройство функционирования митохондрий приводит к гибели клеток. В крови нарастает уровень азотистых шлаков.

    Результатом подобных патологических изменений становится печеночная жировая инфильтрация, а также асептическое воспаление и отек головного мозга. В печени и мышцах уменьшаются запасы гликогена, развивается гипогликемия, нарушается детоксикационная функция гепатоцитов. Жировое перерождение печени нередко приводит к циррозу, а поражение церебральной ткани – к стремительному прогрессированию энцефалопатии. При синдроме Рея дистрофические изменения обнаруживают в миокарде, поджелудочной железе и почках.

    Синдром Рейе — это токсическое поражение органов. Точная причина недуга неизвестна, но некоторые наследственные и внешние факторы играют определенную роль в его развитии. В качестве токсина могут выступать растительные и животные яды, тяжелые металлы, растворители для красок, пестициды. Эндогенными триггерами патологии являются дисметаболические расстройства.

    Лица, имеющие нарушения клеточного обмена, в наибольшей степени подвержены развитию синдрома Рея. Пациенты с диабетом, гипотиреозом, кардиомиопатией, патологией печени должны принимать «Аспирин» осторожно, кратковременно и в манимальных дозах. Этой группе лиц лучше вообще отказаться от подобных препаратов.


    Причины и патогенез патологии до конца не выяснены. Основное нарушение заключается в остром генерализированном выпадением функций митохондрий. В основе синдрома Рея лежит гиперчувствительность детского организма к препаратам, в которых содержится ацетилсалициловая кислота. Их назначают больным для снижения высокой температуры, обусловленной острой вирусной инфекцией. Прием «Аспирина» детьми, больными ОРВИ, гриппом, ветрянкой, парагриппом или герпесом, способствует развитию синдрома Рея. При этом не нарушается дозировка препарата, назначенная врачом в соответствии с возрастом пациента. В классическом случае медикаменты выступают в качестве триггера: запускают патологический процесс.

    Осложнения и последствия

    Возможные последствия и осложнения синдрома Рея:

    • сердечно-сосудистый коллапс с признаками острой дыхательной недостаточности, нарушение проводимости (аритмии), внезапная остановка сердца;
    • аспирационные пневмонии;
    • ДВС-синдром;
    • несахарный диабет;
    • септическое состояние;
    • параплегии и паралич ног и рук;
    • острые желудочно-кишечные;
    • коматозное состояние.

    [33], [34], [35], [36], [37], [38]

    [33], [34], [35], [36], [37], [38]

    Причины синдрома Рея

    Этиопатогенез синдрома до конца не исследован. Классический синдром Рея развивается в результате приема в качестве антипиретиков препаратов салициловой кислоты детьми, заболевшими ОРВИ и другими вирусными инфекциями (чаще гриппом, ветряной оспой, герпесом, парагриппом). Следует подчеркнуть, что речь идет не о передозировке салицилатов, а об их приеме в пределах рекомендованных возрастных дозировок. Этиофакторами Рея-подобных синдромов могут выступать другие медикаменты, гипоглицин, вальпроат, эндотоксины бактерий, инсектициды и прочие вещества, действующие как митохондриальные яды. По данным проведенных в Великобритании исследований, в 10% случаев синдром Рея сопровождался врожденными метаболическими нарушениями (дисметаболизмом жирных кислот, дефицитом карнитинтрансферазы, нарушениями в цикле мочевины, недостатком глицеринкиназы и др.).

    Главным патогенетическим субстратом синдрома Рея является расстройство функционирования митохондрий, приводящее к клеточному апоптозу (гибели). Триггерами митохондриальных нарушений могут выступать различные экзогенные (медикаменты и др. вещества) и эндогенные (дисметаболические расстройства) факторы. Высказано предположение о том, что синдром Рея возникает у детей, имеющих врожденную субклиническую недостаточность митохондриальных ферментов. Известно, что после всасывания салицилатов и др. веществ их метаболиты попадают в печень, где оказывают токсическое воздействие на митохондрии. Результатом является апоптоз гепатоцитов, жировая инфильтрация печени и нарушение ее детоксикационной функции. Это сопровождается резким повышением концентрации печеночных трансаминаз и аммиака в крови, в несколько раз превышающей норму. Указанные метаболиты оказывают токсическое действие на церебральные ткани, приводя к развитию быстро прогрессирующей токсической энцефалопатии и отеку головного мозга.

    Читайте также:  Анурия – симптомы, лечение

    Морфологически синдром Рея характеризуется мелко-капельным жировым гепатозом, имеющим распространенный характер и особенно проявленным по периферии печеночных долек. Выраженная в более легкой степени жировая дистрофия наблюдается в других соматических органах: поджелудочной железе, сердечной мышце, эпителии почечных канальцев. В церебральных тканях отмечаются дегенеративные изменения нейронов и отек астроцитов.

    Заподозрить синдром Рея педиатру или неврологу позволяют выявление в анамнезе связи с вирусной инфекцией, приемом аспирина и других источников митохондриальных токсинов, типичная клиника заболевания (рвота с последующими психо-неврологическими нарушениями), увеличение печени. Верифицировать синдром Рея помогает биохимический анализ крови с определением уровня печеночных ферментов, УЗИ брюшной полости, биопсия печени, исследование ликвора.

    Патогенез (что происходит?) во время Синдрома Рея у детей:

    Рейе-синдром – клинико-патологическое единство, которое характеризуется нарушением митохондрий до полного нарушения митохондриальной активности. В митохондриях снижается уровень Acetyl-CoA. Нарушение может иметь причиной эндогенные или экзогенные факоторы: лекарства, инфекции, врожденные нарушения обмена веществ.

    На основании клинических наблюдений и изучения различных моделей на животных было доказано участие различных энзимов митохондрий. Наряду с нарушением В-оксидации жирных кислот происходит нарушение и пируваткарбоксилазы и вместе с этим снижение выработки гликогена и наконец развитию гипогликемии. В цитратном цикле можно показать снижение малат- и сукцинатдегидрогеназы , в области дыхательной цепи уменьшение цитохромоксидазы и в митохондриальной части циклы мочевины снижение орнтитинтранскарбамилазы и карбамилфосфатсинтетазы.

    По анализу крови определяют:

    Симптомы болезни Рейно

    Симптомы болезни Рейно можно рассматривать в зависимости от стадии патологического процесса:

    Симптомы первой стадии болезни Рейно. Пораженный участок – это может быть поверхность стоп или кистей, а иногда ушные раковины, губы, нос, начинают бледнеть, становятся холодными при ощупывании. Чувствительность в зоне поражения пропадает, либо значительно снижается.

    Время продолжительности приступа широко варьируется и может занимать от минуты до нескольких часов. По мере снятия спазма с сосудов, кожа возвращается в нормальное состояние.

    Периодичность возникновения приступов различается, но повторяться они будут тем чаще, чем сильнее прогрессирует болезнь. Со временем, кроме нарушения чувствительности, человек начнет испытывать боли.

    Парестезия, похолодание пальцев, побеление кожных покровов на этой стадии чаще всего возникают в результате воздействия холода, по причине волнения, при курении и пр.

    Симптомы второй стадии болезни Рейно (ангиопаралитической). На этой стадии, кроме спазма сосудов, присоединяются явления асфиксии. Во время приступа кожа приобретает сине-фиолетовый окрас, параллельно возникают выраженные боли, полностью пропадает чувствительность. После завершения атаки кожа на пораженных участках становится ярко-красного цвета, возможно проявление сосудистого рисунка в виде сетки.

    Для начала приступа на второй стадии развития болезни уже нет необходимости в воздействии какого-либо фактора, он возникает спонтанно и продолжается длительное время.

    Симптомы третьей стадии болезни Рейно (трофопаралитическая). Асфиксия увеличивается во времени, в результате чего на пораженных синюшных и отечных участках тела появляются пузыри. Внутри них можно увидеть кровянистое содержимое. Когда пузырь вскрывается, под ним обнаруживаются участки некрозированной ткани. Если болезнь имеет тяжелое течение, то повреждены могут быть мышцы, вплоть до кости. По прошествии времени изъязвленная поверхность рубцуется.

    Первая и вторая стадия могут тянуться от 3 до 5 лет. Если зоной поражения являются ладони или поверхность стоп, то часто наблюдается сочетание симптомов всех трех стадий одновременно.

    Болезнь Рейно имеет склонность к рецидивам. Отличие болезни от синдрома в плане выраженности симптоматики заключается в том, что при синдроме чаще наблюдается гангрена пораженной зоны, трофические нарушения выражены сильнее, формируются участки некроза, присоединяется поражение ногтевых пластин, их деформация.

    Кожа меняет цвет, возникает чувство онемения, парестезия – имеется вероятность наличия синдрома;

    Лечение

    Поскольку стресс, как показывает диагностика синдрома Рейно, – это один из возможных факторов развития болезни, лечение будет направлено как на работу непосредственно с сосудами, так и на улучшение общего качества жизни человека.

    Для восстановления физического состояния используют сосудорасширяющие препараты, спазмолитики, глюкокортикостероиды, цитостатики и другие медикаменты. Если лечение лекарствами и дополнительные рекомендации не дают нужного результата, назначают хирургическое вмешательство. Эндоскопический метод позволяет сделать операцию более щадящей, если речь идет о корректировке работы сосудов. Но в крайних случаях пациентам может потребоваться и ампутация конечности либо ее части.

    Одновременно с этим, как уже было сказано, для лечения синдрома Рейно используются другие методы работы:

    • психотерапия. Она направлена на то, чтобы снизить уровень стресса, а также обнаружить скрытые причины подавленного стресса, если такие имеются;
    • физиотерапия разных видов. Это магнитотерапия, электрофорез, парафиновые аппликации и т.д.;
    • лечебная физкультура;
    • лечение грязью;
    • диета, ориентированная на здоровое питание;
    • специальные массажи и многое другое.

    В качестве вспомогательных средств после консультации с врачом при синдроме Рейно можно использовать некоторые народные рецепты, например, хвойные ванночки.

    Лечение, как правило, длительное, поэтому требует от пациента терпения и неукоснительного соблюдения всех рекомендаций лечащего врача.

    • защиту рук и ног в холодное время года. А еще необходимо избегать регулярного контакта с холодной водой;
    • отказ от вредных привычек. Особенно сильно влияет на работу сосудов курение;
    • тщательный контроль здоровья, своевременное лечение любых заболеваний;
    • здоровый образ жизни, включая адекватное и сбалансированное питание;
    • избегание любых травм. В том числе это касается правильного выбора обуви – она не должна быть маленькой, натирать и травмировать стопу;
    • правильный уход за кожей. Следует отказаться от агрессивного жидкого мыла, мазать руки и ноги питательными, увлажняющими кремами, а также защищать руки, работая с бытовой химией;
    • снижение стрессовых факторов. Спокойная жизнь без лишних переживаний – тоже важная составляющая для здоровья.

    Синдром Рея – симптомы, диагностика, лечение, профилактика

    Центры по борьбе с болезнями и их профилактики в США предложили свое определение синдрома Рейе. Дифференциальную диагностику проводят с учетом критериев, приведенных ниже.

    Критерии синдрома Рея (Рейе), предложенные центрами по борьбе с болезнями и их профилактике (США):
    • Острая невоспалительная энцефалопатия, зарегистрированная клинически по изменению сознания и, если возможно, с помощью анализа цереброспинальной жидкости (менее 8 лейкоцитов на 1 мм) или биопсии, демонстрирующей отек мозга без околососудистого или менингеального воспаления
    • Гепатопатия, подтвержденная результатами либо биопсии печени, либо вскрытия, считающимися диагностическими для синдрома Рея (Рейе), или же не менее чем троекратным увеличением сывороточных уровней ACT, АЛТ или аммиака
    • Отсутствие иных логичных объяснений церебральных или печеночных аномалий

    Распространенность синдрома Рея (Рейе), по данным общенационального медицинского обзора, резко упала в США с пикового уровня 0,88 на 100 000 детей в возрасте младше 18 лет в 1980 г. до 0,09 на 100 000 в 1989 г.. Сходный спад наблюдался в Великобритании и Австралии. В то же время чаще упоминаются врожденные нарушения окисления жирных кислот. Наиболее распространенное из них — дефицит среднецепочечного ацил-кофермента А.

    Эти расстройства обладают общими с синдромом Рея (Рейе) клиническими и лабораторными признаками: рвота, прогрессирующая летаргия, гипогликемия и жировая инфильтрация печени.

    Национальный институт здравоохранения США рекомендует стандартную схему выделения клинических стадий синдрома Рейе: от I (летаргия) до V (атоническая кома без реакций на раздражения). Стадия II соответствует переходу от ступора к коме через декортикационную (III) и децеребрационную (IV) стадии.

    Взрослые. Клиническая картина синдрома Рея (Рейе) у взрослых сходна с таковой у детей. Рвота и вскоре после этого энцефалопатия развиваются через несколько дней после гриппа, гастроэнтерита или инфекции верхних дыхательных путей. Сочетание с приемом салицилатов, по-видимому, не такое выраженное, как у детей. Примерно 1/3 взрослых умирает, т. е. смертность в обеих возрастных группах сходная.

    У взрослых диагноз лучше всего подтверждается чрескожной биопсией печени (микровезикулярные жировые включения в гепатоцитах при слабо выраженных или отсутствующих воспалительной инфильтрации и некрозе).

    При дифференциальной диагностике следует учесть различные причины молниеносной печеночной недостаточности (например, вирусный гепатит, отравление изопропанолом, аманитином или четыреххлористым углеродом), передозировку ацетаминофена, галотановый наркоз и другие редкие ситуации, например интоксикацию вальпроатом, аномалию цикла образования мочевины (скажем, дефицит орнитинкарбамоилазы) и системную карнитиновую недостаточность.

    Pranzatelli и De Vivo составили список лекарств и экзогенных токсинов, индуцирующих синдром Рея (Рейе), представленный ниже.

    Диагностические критерии, позволяющие считать синдром Рея (Рейе) маловероятным или исключенным у данного пациента:

    Ацетилсалициловая кислота и синдром Рея

    *Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

    Читайте в новом номере

    НИИ физико-химической медицины МЗ РФ, Москва

    Н естероидные противовоспалительные средства (НПВП) представляют собой группу лекарственных средств, которые широко применяются в клинической практике, при этом большинство из них находится в безрецептурном отпуске. Более тридцати миллионов людей в мире ежедневно принимают НПВП. Среди стационарных больных около 20% получают НПВП. Большая «популярность» НПВП объясняется тем, что они обладают противовоспалительным, анальгезирующим и жаропонижающим эффектами и приносят облегчение больным с соответствующими симптомами (воспаление, боль, лихорадка), которые сопутствуют многим заболеваниям.

    Ацетилсалициловая кислота (АСК) является старейшим и наиболее широко используемым в общеклинической практике препаратом из группы НПВП. В основе механизма действия АСК (рис. 1) лежит угнетение синтеза простагландинов (ПГ) из арахидоновой кислоты путем ингибирования фермента циклооксигеназы (простагландинсинтетазы).

    Рис. 1. Метаболизм арахидоновой кислоты

    В последние годы было установлено, что существуют, как минимум, два изофермента циклооксигеназы (ЦО), которые ингибируются НПВП. Первый изофермент – ЦОГ–1 – контролирует выработку простагландинов, регулирующих целостность слизистой оболочки желудочно–кишечного тракта, функцию тромбоцитов и почечный кровоток, а второй изофермент – ЦОГ–2 – участвует в синтезе простагландинов при воспалении. Причем ЦОГ–2 в нормальных условиях отсутствует, а образуется под действием некоторых тканевых факторов, инициирующих воспалительную реакцию (провоспалительные цитокины). В связи с этим предполагается, что противовоспалительное действие НПВП обусловлено ингибированием ЦОГ–2, а их нежелательные реакции – ингибированием ЦОГ–1. Соотношение активности НПВП в плане блокирования ЦОГ–1/ЦОГ–2 позволяет судить об их потенциальной токсичности. Чем меньше эта величина, тем более селективен препарат в отношении ЦОГ–2 и тем самым – менее токсичен. АСК обладает выраженной селективностью в отношении ЦОГ–1, что обусловливает многие побочные эффекты ацетилсалициловой кислоты.

    Фармакодинамика ацетилсалициловой кислоты зависит от суточной дозы:

    – малые дозы (до 325 мг) оказывают дезагрегационное действие (тормозят агрегацию тромбоцитов);

    – средние дозы (1,5–2 г) оказывают анальгезирующее и жаропонижающее действие;

    – большие дозы (4–6 г) обладают противовоспалительным эффектом; в дозе более 4 г ацетилсалициловая кислота усиливает экскрецию мочевой кислоты (урикозурическое действие), при назначении в меньших дозах ее выведение задерживается.

    Читайте также:  Гипоплазия щитовидной железы у взрослых, детей, подростков и женщин

    Широко известно, что НПВП противопоказаны при эрозивно–язвенных поражениях желудочно–кишечного тракта, особенно в стадии обострения, выраженных нарушениях функции печени и почек, цитопениях, индивидуальной непереносимости, беременности. НПВC должны с осторожностью назначаться больным бронхиальной астмой, а также лицам, у которых ранее выявлялись нежелательные реакции при приеме любых других НПВП в связи с опасностью развития бронхоспазма.Такие противопоказания, как бронхиальная астма и ЯБ желудка и двенадцатиперстной кишки, часто учитываются при назначении АСК, в то время как о возможности развития такого грозного осложнения, как синдром Рея, в отечественной медицинской литературе упоминается редко. И это несмотря на то, что при синдроме Рея смертность составляет около 20% (колеблется от 2% при I стадии неврологических нарушений до 80% при IV и V стадиях).

    Синдром Рея – острое состояние, возникающее у детей и подростков (чаще в возрасте 4–12 лет) на фоне лечения лихорадки вирусного происхождения (грипп, корь, ветряная оспа) АСК–содержащими препаратами и характеризующееся быстро прогрессирующей энцефалопатией (вследствие отека головного мозга) и развитием жировой инфильтрации печени. Синдром Рея сопровождается гипераммониемией, повышением уровня АСТ, АЛТ в сыворотке крови (более 3 норм) при нормальном уровне билирубина [2,8].

    Впервые синдром Рея (синдром Рейе, острая печеночная энцефалопатия, белая печеночная болезнь) был описан в 1963 году. В основе синдрома Рея лежит генерализованное повреждение митохондрий вследствие ингибирования окислительного фосфорилирования и нарушения b -окисления жирных кислот. Несмотря на то, что патогенез синдрома Рея до конца не ясен, прослеживается несомненная связь с приемом ацетилсалициловой кислоты у больных с лихорадкой вирусного происхождения [3,8,10]. Так, в США уменьшилась частота возникновения случаев синдрома Рея у детей с того времени, как в 1980 году были внесены предостережения в инструкции по применению препарата, и после широкого оповещения относительно того, что препарат не должен применяться у детей в период вирусных инфекций типа ветрянки, кори и других гриппоподобных инфекций. К такому выводу пришли сотрудники Центра по контролю и профилактике заболеваний (США, Атланта). Анализ сообщений о случаях синдрома Рея, поступивших в Национальный центр, показал, что за период с 1980 по 1997 годы было зарегистрировано 1207 случаев этого грозного осложнения у детей в возрасте до 18 лет. Пик возникновения синдрома приходился на 1980 год (555 случаев). В 1985 и 1986 гг. зафиксировано в среднем 100 случаев в год; с 1987 по 1993 – около 36 в год, а с 1994 по 1997 около 2 случаев в год. У большинства больных при исследовании в первые 48 часов после госпитализации отмечалось наличие салицилатов в сыворотке крови. Летальность составила около 30% и была наиболее высокой у детей до 5 лет. Надо отметить, что у части больных при дальнейшем обследовании выявлялись врожденные нарушения обмена веществ, такие как дефект фермента, участвующего в b -окислении липидов [5,8].

    Каковы же клинические проявления синдрома Рея?

    • Через 5–6 дней после начала вирусного заболевания (при ветряной оспе – на 4–5 день после появления высыпаний) внезапно развиваются тошнота и неукротимая рвота, сопровождающаяся изменением психического статуса (варьирует от легкой заторможенности до глубокой комы и эпизодов дезориентации, психомоторного возбуждения). В анамнезе – прием ацетилсалициловой кислоты или АСК–содержащих препаратов с целью снижения температуры.
    • У детей до 3–х лет основными признаками болезни могут быть нарушение дыхания, сонливость и судороги, а у детей первого года жизни отмечается напряжение большого родничка.
    • При отсутствии адекватной терапии характерно стремительное ухудшение состояния больного: быстрое развитие комы, децеребрационной и декортикационной поз, судорог, остановки дыхания.
    • Увеличение печени отмечается в 40% случаев, однако желтуха наблюдается редко.
    • Характерно повышение АСТ, АЛТ, аммиака в сыворотке крови больных.

    Предполагаемые механизмы нарушения b -окисления липидов при синдроме Рея

    1. Вирусы являются экзогенными пирогенами, которые при попадании в организм стимулируют выработку клетками иммунной системы эндогенных пирогенов, наиболее значимыми из которых являются ИЛ–1, ИЛ–6, ФНО- a (рис. 2). При этом было выявлено, что ФНО непосредственно способен ингибировать окислительное фосфорилирование, а на фоне приема АСК возможно возрастание уровня ФНО в сыворотке крови больных вирусными инфекциями [1,8].

    Рис. 2. Патогенез лихорадки при вирусных заболеваниях

    2. После всасывания АСК метаболизм салицилатов осуществляется в митохондриях и эндоплазматической сети гепатоцитов до образования активных метаболитов (hydroxyhippurate, gentisate). В эксперименте в культуре фибробластов была показана способность этих продуктов распада АСК непосредственно ингибировать процесс окисления пальмитиновой кислоты как в клетках больных, перенесших синдром Рея, так и в контрольной культуре. Подавление b -окисления в культуре клеток больных с синдромом Рея происходило при более низких концентрациях салицилатов, чем в контроле [6,7,8].

    В эксперименте было показано, что салицилаты в концентрации 0,3–5 mM могут индуцировать процесс гибели клеток (через процесс МРТ – mitochondrial permeability transition) в культуре гепатоцитов крыс путем открытия циклоспоринчувствительных каналов во внутренней мембране митохондрий, что ведет к ее набуханию, деполяризации и нарушению окислительного фосфорилирования, а затем и гибели клетки вследствие апоптоза. Ингибирование окислительного фосфорилирования и b -окисления длинноцепочечных жирных кислот (LCFA) приводит к их накоплению в ткани печени и формированию микровезикулярного стеатоза. Накопление в митохондриях эфиров ацетил–КоА способствует разрушению свободного КоА и усиливает нарушения окислительных процессов в митохондриях.

    Таким образом, клинические проявления при синдроме Рея обусловлены генерализованной митохондриальной дисфункцией у лиц с врожденными дефектами митохондриальных ферментов (не имевших клинических проявлений до развития данного состояния) [8]. Важно отметить, что синдром Рея развивается у больных, принимавших АСК в терапевтических дозах, вследствие чего следует отличать данное состояние от передозировки ацетилсалициловой кислоты. В эксперименте было подтверждено, что не существует минимальной дозы ацетилсалициловой кислоты, которая могла бы гарантировать отсутствие развития синдрома Рея [7,8,9].

    Риск возникновения этого опасного осложнения явился основанием для принятия ограничительных мер по использованию ацетилсалициловой кислоты и салицилатов в большинстве стран мира, в том числе и в России (Международный фонд по эффективным и безопасным лекарствам. Министерство здравоохранения РФ, Бюллетень №10,1996) [2]. В инструкции по применению препаратов (включая и отпускаемые без рецепта) было рекомендовано внести предостережение о возможности развития синдрома Рея с описанием его клинических проявлений. В соответствии с принятыми ограничительными мерами: ацетилсалициловая кислота и препараты, содержащие ацетилсалициловую кислоту, для приема внутрь и ректально не должны назначаться детям и подросткам, которые болеют или находятся в стадии выздоровления после ветряной оспы, гриппа или гриппоподобных инфекций [2,8].

    К сожалению, не все производители ацетилсалициловой кислоты в нашей стране пересмотрели инструкции по применению этого препарата. Учитывая отсутствие «минимальной безопасной дозы АСК», быстрое прогрессирование неврологической симптоматики, отсутствие четких предикторов развития синдрома Рея (возникновение синдрома Рея у пациентов с асимптомными дефектами митохондриальных ферментов) и высокий уровень смертности при отсутствии ранней адекватной терапии, необходим категорический запрет на использование АСК у детей и подростков на фоне лихорадки вирусного происхождения. При появлении на фоне лечения АСК–содержащими препаратами таких симптомов, как тошнота, рвота и внезапное повышение температуры, следует немедленно отменить препарат и обратиться к врачу с целью своевременной диагностики тяжелого лекарственного осложнения и оказания неотложной помощи в условиях специализированного стационара.

    В настоящее время НПВП широко используются в симптоматическом лечении лихорадки при ОРВИ. Однако мало внимания отводится немедикаментозным (физическим) методам снижения температуры тела, что особенно важно в педиатрической практике. Хочется напомнить, что физические методы снижения температуры (такие как обтирание тела слабым раствором уксуса, прикладывания холода на область крупных артерий, влажное обертывание, теплая (не холодная!) ванна, клизма с водой комнатной температуры) рекомендуются не только в отечественной, но и в современной зарубежной литературе, могут быть достаточно эффективными и не имеют побочных эффектов. Необходимо помнить о таких правилах ухода за лихорадящими больными, как адекватный питьевой режим, щадящая диета, обязательное проветривание помещение, запрещение «укутывать» больного, так как последнее препятствует теплоотдаче [1].

    Детям с температурой тела ниже 38,9°С обычно не требуется назначения жаропонижающих средств, кроме случаев ее плохой переносимости. Учитывая международные рекомендации, при повышении температуры тела более 38,9°С возможно назначение ацетаминофена или ибупрофена в возрастных дозировках. При соблюдении возрастных суточных дозировок отмечается хорошая переносимость данных препаратов и минимальное количество побочных эффектов.

    1. Дидковский Н.А., Танасова А.Н., Лихорадка // Русский медицинский журнал, Пульмонология, том 11, №4 (176), 2003, 189–91

    2. Международный фонд по эффективным и безопасным лекарствам. Министерство здравоохранеия РФ. Российский университет дружбы народов. Безопасность лекарств. Экспресс–информация. Бюллетень №10, 1996.

    3. Belay ED, Bresee JS, Holman RC et al , Reye s syndrome in the United States from 1981 through 1997// N Engl J Med 1999 May 6, 340 (18): 1377–82

    4. Br Beutler, St M. Beutler, The Pathogenesis of Fever //CECIL Textbook of Medicine, 19 th edition, 1994, 1568–1571

    5. Bzduch V, Behulova D, Lehnert W et al , Metabolic cause of Reye–like syndrome //Bratisl Lek Listy2001, 102(9):427–9

    6. Clark I, Whitten R, Molynex M, Taylor T, Saicylates, nitric oxide, malaria, and Reye,s syndrome// Lancet 2001 Feb 24, 357(9256): 625–7

    7. Glasgow JF, Middleton B, Moore R, Gray A, Hill J, The mechanism of inhibition of beta–oxidation by aspirin metabolites in skin fibroblasts fron Reye s syndrome patients and control//Biochim Biophys Acta 1999 May 31, 1454(1):115–25

    8. Glasow.J.F.T., Middleton B, Reye syndrome – insights on causation and prognosis// Arch Dis Child, 2001, 85, 351–353

    9. Crocker JF, Digout SC, LeeSH, RozeeKR, Effects of antypyretics on mortality due to influenza B virus in mouse model of Reye s syndrome// Clin Invest Med 1998 Aug–Oct, 21(4–5):192–202

    10. Thabet F, Dudand P, Chevret L, FabreM et al, Severe Reye syndrome : report of 14 cases managed in a pediatric intensive care until over 11 years // Arch Pediatr 2002 Jun, 9(6): 581–6

    Таким образом, клинические проявления при синдроме Рея обусловлены генерализованной митохондриальной дисфункцией у лиц с врожденными дефектами митохондриальных ферментов (не имевших клинических проявлений до развития данного состояния) [8]. Важно отметить, что синдром Рея развивается у больных, принимавших АСК в терапевтических дозах, вследствие чего следует отличать данное состояние от передозировки ацетилсалициловой кислоты. В эксперименте было подтверждено, что не существует минимальной дозы ацетилсалициловой кислоты, которая могла бы гарантировать отсутствие развития синдрома Рея [7,8,9].

    Ссылка на основную публикацию