Донорство органов в России: 8 особенностей, о которых нужно знать

ЗдоровьеПродать почку:
Как устроено донорство
в России и мире

И можно ли пожертвовать органом для мужа или жены

О ДОНОРСТВЕ И ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ БОЛЬШИНСТВО ЗНАЕТ МАЛО — зато пугающих легенд о них множество: даже взрослые люди готовы пересказывать страшилки о «чёрном рынке», детях, которых «крадут на органы», наконец, возможности расплатиться с кредиторами собственной почкой. Мы попробовали разобраться, как устроено донорство в России и других странах и насколько эти байки соответствуют действительности.

Кровь и костный мозг

Самый частый случай — донорство крови; донором может стать практически любой здоровый совершеннолетний человек. Процедура длится от пятнадцати минут до полутора часов — дольше, если в процессе донации кровь разделяют на компоненты. Например, можно сдать только тромбоциты — клетки, отвечающие за остановку кровотечений. Перед сдачей крови не нужна особая подготовка, процедуру не назовёшь мучительной — но она даёт возможность оказать реальную помощь. И хотя их едва ли достаточно, донорами крови ежегодно становится множество людей — и им даже полагаются определённые льготы. Обычно человек сдаёт около 450 миллилитров — примерно десятую часть объёма в организме. Такая потеря не сопровождается серьёзными рисками, а полное восстановление состава крови занимает около полутора месяцев.

Кровь переливают в первую очередь тем, кто потерял её большой объём, например при тяжёлом кровотечении в результате аварии. В других случаях, когда клетки крови не выполняют своих задач, пациенту требуется пересадка костного мозга — органа, где и образуется кровь. Такое лечение необходимо людям с врождёнными заболеваниями крови или её злокачественными изменениями: лейкозами и лимфомами. Конечно, организм может отторгнуть «чужой» костный мозг, поэтому потенциальные доноры записываются в специальные регистры и им проводят анализ HLA-фенотипа — набора генов, отвечающих за совместимость тканей. Костный мозг, в отличие от крови, не сдаётся регулярно: даже войдя в регистр, человек может не стать донором. Это потребуется только тогда, когда появится пациент, нуждающийся именно в подходящих по HLA-фенотипу клетках.

Донорство органов при жизни

Помимо крови и костного мозга, живой человек может стать донором почки, части кишечника, печени или поджелудочной железы — то есть «парного органа, части органа или ткани, отсутствие которых не влечёт за собой необратимого расстройства здоровья», как сказано в Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Понятно, что это более серьёзные вмешательства — но люди идут на них ради спасения жизни своих близких. В России проводится около 1000 операций по пересадке почки в год — из них лишь пятая часть от живых доноров. По закону, у живого человека могут изъять орган или его часть только при условии его полного согласия на это. Наконец, в России можно стать донором органа исключительно для кровного родственника: для мужа, жены или незнакомого человека пожертвовать почкой не получится. Никаких вознаграждений за это не предусмотрено — а в законе чётко сказано о недопустимости продажи органов и тканей человека.

Хотя в Рунете можно найти несколько сайтов с объявлениями вроде «Стану донором почки за вознаграждение», маловероятно, что это можно осуществить в России — в первую очередь потому, что донор и реципиент по закону должны быть кровными родственниками. На сегодняшний день донорство за деньги осуществляется, например, в Пакистане, Индии, Колумбии, на Филиппинах — и ВОЗ признаёт, что это серьёзная проблема. Клиники и компании, которые занимаются медицинским туризмом, привозят пациентов в Пакистан на пересадку почки — и стоимость этих услуг для американцев может зашкаливать за 100 тысяч долларов; донору из них достанется не больше двух тысяч. Сами пакистанские врачи-трансплантологи подтверждают, что регулирование этого вопроса слабое, а в законе есть явные нестыковки: например, кровными родственниками считаются муж и жена. По словам доктора Нурани, женщины в Пакистане настолько ограничены в правах, что в 95 % случаев родственный донорский орган берётся именно у них: жён, сестёр, дочерей.

Канадский профессор Лей Тёрнер говорит, что «транспланталогический туризм» приводит к плачевным результатам и для реципиентов органов: из-за недостаточно тщательного обследования доноров может оказаться, что почка инфицирована вирусом гепатита или ВИЧ. Возникают проблемы и с восстановительным периодом после операций, и с назначением иммуносупрессоров — препаратов, снижающих риск отторжения новой почки. Часто «туристы» возвращаются на родину без каких-либо выписок или документов, подтверждающих проведённую операцию.

Основная проблема трансплантологии — это нехватка донорских органов; в списке ожидающих всегда намного больше людей. Считается, что для решения этой проблемы нужно проводить образовательные программы и информировать людей о том, как они могут стать донорами органов при жизни и после смерти. В развитых странах донорам компенсируют все медицинские расходы, могут предоставлять страховку на случай осложнений, оплачивают транспорт или потерянную в послеоперационный период часть зарплаты. Безусловно, в таких странах, как Пакистан, важно не только улучшать законы, касающиеся трансплантации, но и работать над искоренением бедности. Как говорит в своей статье тот же трансплантолог Нурани, продажа почки для бедного населения Пакистана — это вторая возможность подзаработать. Первой остаётся продажа собственных детей.

Посмертное донорство

Список органов, которые могут использоваться после смерти, намного шире — он включает даже сердце и глаза. В России, как и во многих странах, действует презумпция согласия на донорство органов, то есть любой умерший человек по умолчанию считается донором. Если родственники пациента или он сам при жизни выразил несогласие — то органы взять нельзя, но врачи не обязаны активно задавать этот вопрос. Это привело к нескольким скандалам, когда семьи погибших узнавали о взятии органов только из посмертных выписок. Как бы ни возмущались родственники, закон в данном случае на стороне медицинского учреждения. Понятно, что потребность в донорских органах высока, и, если спрашивать разрешения родственников, всегда есть вероятность отказа — но, возможно, лучше работать над нормализацией самой идеи донорства.

Уже почти двадцать пять лет мировым лидером по трансплантации является Испания, где в 2015 году на миллион населения приходилось 40 доноров и проводилось 13 трансплантаций органов в сутки — для сравнения, в России всего 3,2 донора на миллион. Чаще всего проводится опять же трансплантация почки — это относительно несложная операция (по сравнению с пересадкой других органов), при которой обычно даже не удаляют «родную» почку, переставшую работать. В Испании тоже действует презумпция согласия, но родственников умерших деликатно спрашивают, не против ли они — этот момент показан в фильме Альмодовара «Всё о моей матери». Статистика говорит сама за себя: если отказы и бывают, то крайне редко — и это связано с хорошей информированностью населения и тем фактом, что донорство практически считается нормой. В каждой больнице есть персонал, обученный соответствующим беседам с семьёй, а также специалисты и оборудование для, собственно, взятия органов.

В России трансплантационных центров мало: в 2014 году пересадка почки проводилась в 36 центрах, печени — в 14, сердца — в 9, и более половины всех операций приходится на Московский регион. Из-за значительных расстояний жителям большей части страны трансплантация практически недоступна. Возникает порочный круг: донорство и пересадка остаются редкостью, люди мало о них знают и не хотят соглашаться на взятие органов у их близких, в результате чего распространённость донорства не повышается. Ситуация вновь упирается в недостаточную осведомлённость пациентов, как и в недостаточное оснащение клиник.

Репродуктивное донорство

Говоря о донорстве, стоит упомянуть и сдачу спермы и яйцеклеток. Стать донором спермы может практически любой молодой и здоровый мужчина (некоторые клиники, правда, высказывают пожелание к «хорошим внешним данным»); при определённой регулярности на этом можно заработать до 20 тысяч рублей в месяц. С яйцеклетками сложнее: сначала нужно пройти курс стимуляционной терапии — это ежедневные инъекции гормонов. Сама процедура занимает около получаса и выполняется через влагалище, то есть без разрезов кожи. В России донор яйцеклетки может совершенно легально получить компенсацию порядка 80 тысяч рублей. При сложностях с наступлением беременности женщина может стать донором яйцеклетки и для самой себя: после оплодотворения «в пробирке» эмбрион подсаживают либо биологической, либо суррогатной матери.

Минздрав РФ планирует поставить торговлю нашими органами на поток

В российской медиасфере и соцсетях не утихает эмоциональное обсуждение проекта закона Минздрава «О донорстве органов человека и их трансплантации», появившегося на правительственном портале нормативно-правовых актов 23 декабря 2019 г. Документ готовился ведомством Вероники Скворцовой более пяти лет, и правительственные лоббисты не намерены отступать. Не далее, как в четверг, 9 января, замминистра здравоохранения Олег Салагай выступил с успокоительными мантрами: дескать, речь идет исключительно о совершенствовании законодательства о трансплантологии и все это будет рассматриваться с учетом мнения граждан. «Катюша» попробовала разобраться, что ждет людей, не желающих расставаться со своими органами до и/или после смерти, и каково нынешнее положение дел в этой сфере.

«Уже в нескольких источниках в социальных сетях встретил информацию о том, что якобы принят какой-то документ, согласно которому у граждан в каком-то облегченном порядке могут быть изъяты органы. Таких нормативных актов не было, нет и быть не может. Законодательство о трансплантации органов действует в нашей стране с 1992 года, неоднократно совершенствовалось и даже становилось предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который не установил каких-либо несоответствий закона о трансплантации нормам основного закона нашей страны – Конституции.

Более того, в настоящее время Минздравом совместно с экспертным сообществом разработан проект федерального закона о донорстве и трансплантации органов, который содержит дополнительные элементы, гарантирующие защиту донора и реципиента, в том числе в части волеизъявления человека о посмертном донорстве», – написал Салагай в своем Telegram-канале.

О том, какие именно «дополнительные элементы» предлагает новый законопроект, общественное обсуждение которого на ресурсе regulation.gov.ru закончится 20 января с.г., мы подробно расскажем чуть позже. Сначала посмотрим, что мы имеем в сфере донорства органов на сегодняшний день. Ст. 47, п.4 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья» гласит: «Изъятие органов и тканей для трансплантации допускается у живого донора при наличии его информированного добровольного согласия». Тут все более-менее логично и понятно, но что происходит с ушедшими из жизни гражданами? Смотрим пп. 6 и 7 той же статьи:

«Совершеннолетний дееспособный гражданин может в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, заверенной руководителем медорганизации либо нотариально, выразить свое волеизъявление о согласии или о несогласии на изъятие органов и тканей после смерти…

В случае отсутствия волеизъявления совершеннолетнего дееспособного умершего право заявить о своем несогласии на изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации имеют супруг (супруга), а при его отсутствии – один из близких родственников».

То есть по факту в РФ для всех граждан с 1992 г. работает презумпция согласия на посмертное донорство, если они при жизни никак не оформили свое отрицательное волеизъявление по этому поводу. Это подтверждает и выдержка из ФЗ № 4180-I «О трансплантации органов и/или тканей человека» (в случае принятия рассматриваемого законопроекта он перестанет действовать):

«Ст. 8: Изъятие органов у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов после смерти для трансплантации реципиенту».

Если же медики в известность не поставлены, де-юре мы имеем презумпцию согласия на донорство органов – сама статья 8 этого ФЗ так и называется. Типичным печальным примером реализации этой теории на практике является случай с девушкой из Екатеринбурга, попавшей в аварию в Москве в 2014 году, которая впала в кому и вскоре умерла, а врачи буквально разобрали ее на органы. В ходе многолетних судебных тяжб (в октябре 2019 г. родители девушки обратились в ЕСПЧ) выяснилось, что ее родным никак не предлагали выразить свое волеизъявление по поводу посмертного донорства дочери: дескать, задавать такой вопрос посчитали неэтичным. Она сама, будучи человеком молодым (как и большинство граждан России, очевидно), письменных отказов от изъятия своих органов у нотариусов и главврачей заверить не успела. Ну а потрошить человека по презумпции согласия – это, конечно же, по логике трансплантологов куда более этично.

Итак, презумпция согласия гражданина на посмертное донорство у нас в законодательстве прямо прописана и давно работает. Какие же изменения Минздрав предлагает внести в существующей порядок новым законопроектом? Начнем с заявленных в тексте документа целей – они уже заставляют слегка насторожиться:

«развитие донорства органов человека в целях их трансплантации (пересадки)…»

Развитие донорства – это автоматически означает «больше выявленных доноров и больше изъятий органов у граждан – как у живых, так и у ушедших из жизни.»

«достижение баланса прав и законных интересов доноров органов и реципиентов при донорстве органов человека и их трансплантации (пересадке)…»

Достижение баланса – звучит конечно замечательно, но где в этом балансе хоть слово о гарантиях защиты прав и интересов обычного человека, не желающего расставаться с какой-либо частью своего тела – как при жизни, так и по ее окончании? Здесь речь идет исключительно о донорах и бенефициарах донорства.

Далее обратим внимание на основные понятия в законопроекте: «Донор органов (далее также – донор) – человек, в отношении которого констатирована смерть, или живой человек, донорские органы которого используются в целях трансплантации (пересадки)». Тут еще раз прямо констатируется – ЛЮБОЙ человек, в отношении которого констатирована смерть, по умолчанию является донором органов.

Законопроект наделяет Минздрав новыми полномочиями по «созданию, формированию, ведению и обеспечению функционирования Федерального регистра доноров органов, реципиентов и донорских органов, включающего сведения Регистра волеизъявлений граждан, Регистра посмертных доноров, Регистра прижизненных доноров и Регистра реципиентов».

Ст. 10 документа от Минздрава предполагает масштабную информкампанию по обработке мозгов населения на тему «быть донором своих органов – это здорово».

«В целях развития донорства органов человека и их трансплантации осуществляется информирование населения о социальной значимости донорства органов человека и их трансплантации в целях формирования у населения понимания и поддержки пользы добровольного безвозмездного предоставления донорских органов в целях их трансплантации (пересадки), являющегося одним из способов сохранения жизни и восстановления здоровья человека, а также о правовом регулировании отношений, связанных с донорством органов человека и их трансплантацией».

Тут хорошо бы уточнить: речь идет исключительно о создании позитивного имиджа посмертному или также прижизненному донорству? Если второе, то у живого донора после такого «акта гуманизма» здоровье уж точно никак не станет крепче, а совсем наоборот. Как известно, лишних органов и частей тела в организме человека нет, и расставание с какой-либо его частью означает неминуемое нарушение работы всей системы. Последствия могут быть самыми разными, но уж точно это не «восстановление здоровья». То есть реципиенту, безусловно, станет полегче, а вот его донору – наоборот.

Если же речь все же идет о пропаганде пользы посмертного донорства, возникает еще один интересный вопрос. Органы людей, проживших долгую жизнь и умерших своей смертью (допустим, в 75-90 лет), конечно, можно использовать, но их состояние при любом раскладе будет далеко от идеального, от способного обеспечить долгое здоровое функционирование организму реципиента. Так что логично предположить: самой желанной категорией для трансплантологов являются здоровые граждане молодого и среднего возраста, которые точно не спешат уходить из жизни и рассуждать о посмертном донорстве. Каким же образом Минздрав намерен массово развивать донорство в данной категории?

Документ предполагает создание отдельного Центра координации деятельности, связанной с донорством органов человека и их трансплантацией – «федерального государственного бюджетного учреждения, подведомственного уполномоченному федеральному органу исполнительной власти (очевидно, Минздраву), обеспечивающего исполнение полномочий указанного федерального органа». Также этот Центр будет следить за своевременным пополнением Федерального регистра доноров, реципиентов, отказников и донорских органов.

Налицо более чем системный подход к донорству органов. В больницах и госпиталях предлагается учредить специальную должность врача-координатора донорства органов: «в зависимости от объема проводимой работы вводится должность врача, осуществляющего организацию донорства органов человека». Одной из его обязанностей будет «своевременное внесение данных о наличии в медицинской организации потенциального донора органов в Федеральный регистр доноров органов, реципиентов и донорских органов, а также иных сведений, подлежащих внесению в указанный Федеральный регистр» (чуть позже разберем предлагаемое определение – «потенциальный донор»).

Статья 13 данного ПФЗ еще раз четко прописывает презумпцию согласия гражданина на изъятие органов после смерти. Она не действует только в том случае, если вы успели зафиксировать свой отказ от донорства в медицинской документации (это важно знать каждому!) посредством устного или письменного заявления врачу медучреждения, в котором гражданин наблюдается. Затем сам гражданин либо медицинская организация (с согласия гражданина) отправляет сведения об этом в создаваемый Регистр волеизъявлений граждан.

И еще один важный инструмент, при реализации которого посмертное донорство не допускается, о нем необходимо знать всем родственникам ушедшего из жизни:

«В случае отсутствия сведений о волеизъявлении совершеннолетнего дееспособного гражданина о несогласии на изъятие его органов после смерти в целях трансплантации, супруг, а при его отсутствии – один из близких родственников умершего в следующей очередности: дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка и бабушка имеет право заявить в письменной форме о выраженном умершим при жизни несогласии на изъятие его органов после смерти в целях трансплантации, а в случае отсутствия сведений о выражении умершим такого несогласия – выразить в письменной форме свое несогласие на изъятие органов у умершего в целях трансплантации».

Алгоритм действий чиновники Минздрава предлагают следующий:

«Медработник, уполномоченный руководителем медорганизации, не позднее 1 часа после подписания протокола установления смерти человека (протокола установления диагноза смерти мозга человека) предпринимает меры по информированию в устной форме лично или по телефону (при условии автоматической записи телефонного разговора) о констатации смерти гражданина супруга, а при его отсутствии – одного из близких родственников, которые посещают гражданина или пребывают с ним в медицинской организации либо сведения о которых содержатся в медицинской документации умершего или в иных документах, находящихся при нем».

У супруга или родственника с момента сообщения ему медицинской организацией о смерти близкого есть ровно три часа, чтобы заявить в письменной форме о выраженном умершим при жизни несогласии на изъятие его органов после смерти. Если же покойный таких сведений не оставил, у родственника остается право в письменной форме выразить свое несогласие на изъятие органов у умершего в целях трансплантации

Обращает на себя внимание факт, что в ПФЗ ясно прописана обязанность сотрудника медучреждения сообщить о смерти родственникам покойного, но нет ни слова о его обязанности напомнить близким об оперативном решении вопроса с донорством органов. Подразумевается, что об этом они должны вспомнить сами, и на все про все им дается только три часа. Если же врачи в течение 2 часов после подписания протокола о смерти не нашли ни одного родственника умершего, которым можно было бы сообщить о его смерти, он также автоматически признается донором.

Далее вот такой интересный момент: из текста документа мы узнаем, что «потенциальным донором признается посмертный донор, в отношении которого начата и проводится процедура констатации смерти (биологической смерти или смерти мозга) в соответствии с законодательством в сфере охраны здоровья». То есть де-факто смерть мозга человека еще не состоялась, а только «начала констатироваться», не говоря уже о биологической смерти, а он уже вносится в Регистр доноров и начинается активный поиск реципиента для его органов по общей базе. Такого человека уже целенаправленно ведут «на органы», мониторя, прежде всего, их сохранность и пригодность для имплантации, а не возможность реанимации умирающего. После констатации смерти мозга потенциальный донор превращается в «приемлемого» (сведения об этом немедленно вносятся в Регистр посмертных доноров), а если в течение трех часов после его смерти проинформированные родственники не предоставили заявление на отказ от донорства, приемлемый донор становится «реальным» и его органы изымаются для трансплантации.

Законопроект явно делает акцент на развитие посмертного донорства – добровольцам среди живых доноров разрешается пойти на такую операцию только если реципиентом является их родственник. Также в документе отмечается, что поиск органов по единому регистру всегда начинается с «биоматериала» посмертных доноров, и только в крайнем случае переходит на банк органов здравствующих граждан.

Все эти «дополнительные элементы», как их назвал г-н Салагай, не могут не вызывать тревогу у граждан, скептически настроенных к пропаганде общественной пользы донорства. Единые регистры доноров и базы данных органов, единые координационные центры трансплантологов, специальные должности врачей-координаторов в больницах – всё говорит о том, что чиновники намерены поставить посмертное изъятие органов у населения на поток, а как будут регистрироваться отказники, как будут информироваться родственники умерших с презумпцией согласия – очень большой вопрос.

Подготовка человека «на органы» с момента констатации «смерти мозга», но при сохранении дыхания и сердцебиения (т.е. еще когда не наступает биологическая смерть) – также крайне дискуссионная тема в обществе и науке, вокруг нее ломается много копий, хотя де-факто именно такой подход господствует сегодня в западной и российской медицине.

Какова мотивация врачей в продолжении борьбы за жизнь гражданина до последнего, если он заведомо определен ими в потенциальные доноры? Если обязанность информировать близких лежащего на операционном столе о том, что он определен «на органы» и уже внесен в реестр «потенциальных доноров» у медиков отсутствует (равно как врачи не обязаны первыми выяснять у родственников покойного их отношение к посмертному донорству), можно ли надеяться на то, что новый законопроект избавит россиян от «услуг» черных трансплантологов и они перестанут бояться попадать к хирургам? К сожалению, новый законопроект обходит все эти острые углы. Пусть в нем несколько раз повторяется: посмертное донорство органов будет исключительно безвозмездным, а все предлагаемые «инновации» получат бюджетное финансирование, пока он не успокаивает граждан, а совсем наоборот.

Прожить дважды

Что следует знать о посмертном донорстве органов

Слово «донорство» происходит от латинского donare, в переводе означает «дар», «дарить», «жертвовать». С донорством органов связано множество страхов и мифов: что только не приходит в голову некоторым людям при упоминании этого словосочетания, хотя по сути в развитом обществе должна быть единственная ассоциация — спасение человеческих жизней.

В России сегодня делают лишь 10 процентов трансплантаций донорских органов от необходимого количества этих операций. Конечно, свою роль в этом играет и пока недостаточно широкое развитие самой системы донорства и трансплантации. Однако даже совершенные системы такого вида помощи не могут существовать без поддержки общества в вопросах донорства органов. Речь идет о представлениях жителей страны о донорстве органов, о культурных традициях относительно возможности изъятия и использования донорских органов, о готовности каждого человека «подарить часть себя».

Даже те люди, которые в целом положительно относятся к трансплантации, высказывают некоторые сомнения, когда речь заходит о том, чтобы выразить согласие стать посмертным донором. Существуют опасения, что информация о согласии на использование органов может быть использована в недобросовестных целях и поставить под угрозу жизнь возможного донора. Пугает такая гипотетическая ситуация, в которой врачи, зная о согласии стать донором, не будут в критический момент пытаться спасти жизнь. Аналогичные опасения возникают у людей, когда речь идет о возможности посмертного донорства органов их родных и близких. Кроме этого, людям зачастую кажется кощунственной сама идея, что органы любимого родственника могут быть отданы другому. Это страх, сравнимый с каким-то мистическим преклонением перед целостностью тела после смерти.

Несмотря на то что слухи о том, что людей «разбирают на органы», очень распространены, в них нет ничего общего с действительностью. По словам Сергея Готье, главного внештатного трансплантолога Минздрава РФ и директора ЦТИИО им. Шумакова, не было установлено ни одного случая незаконного изъятия донорских органов на территории России, а рассказы о торговле органами представляют собой миф, который подпитывается криминальными сериалами и детективами, далекими от правдоподобности. Такого рода операции можно проводить только в специализированных клиниках, где имеется не только полный набор необходимого, сложного оборудования, но и квалифицированные специалисты. А это, как вы понимаете, «штучный товар».

Само изъятие органов возможно только после констатации смерти и при отсутствии юридических и медицинских противопоказаний. «Сегодня по определению Всемирной организации здравоохранения смертью считается необратимая деструкция, разрушение, или дисфункция критических систем организма, то есть незаменимых на данном этапе развития медицины», — говорит заведующая кафедрой философии образования философского факультета МГУ, специалист по философским проблемам биологии и медицины Елена Брызгалина. На сегодняшний день это мозг, поэтому ставится знак равенства между смертью мозга и смертью человека.

У человека со смертью мозга кровообращение, дыхание и другие процессы могут поддерживаться еще какое-то время. Они могут восприниматься родственниками как признаки жизни, и тогда возникает вопрос — не поспешили ли врачи признать пациента умершим, действительно ли приложили все усилия для спасения жизни, не отключают ли его от аппаратов жизнеобеспечения именно с целью забора органов?

«Этого никогда не случится, потому что основная задача нашей медицины — это оказывать помощь до последнего шанса каждому пациенту, находящемуся в реанимации», — комментирует помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова. Для того чтобы определить, действительно ли имеет место смерть мозга, существует сложная процедура ее констатации. Она занимает длительное время, проводятся клинические тесты, устанавливаются причины, исключаются метаболические и эндокринные комы. Существует множество критериев, и состояние пациента должно всем им удовлетворять. Участвуют в констатации комиссия врачей, включая реаниматолога, невролога и других специалистов. Сами трансплантологи к процедуре подтверждения смерти мозга не допускаются.

Посмертный донор обязательно подвергается клиническому обследованию для комплексной оценки состояния всех органов, факторов риска, выявления противопоказаний к донорству и получения данных, необходимых для последующего использования при подборе реципиента. Параллельно запускается процедура, предназначенная для сохранности органов и тканей, которую невозможно осуществлять без специального оборудования и высококвалифицированных специалистов. Сама трансплантация производится только в специализированных учреждениях, работа которых жестко регламентирована и контролируема. А ведь есть еще процесс хранения и транспортировки донорских органов.

Таким образом, в обеспечении донорским органом одного человека участвует 30-50 специалистов. Поэтому разговоры об организации врачебных сговоров, предумышленных преступлениях с целью забора почек, организации подпольных кабинетов по пересадке органов не имеют под собой никаких практических оснований, так как физически не возможно держать в тайне столь ресурсоемкий процесс.

Отдельно необходимо коснуться предубеждений по вопросам организации купли-продажи органов либо подкупа лиц, принимающих решения о трансплантации.

В России купля-продажа органов запрещена законом, как и во всем мире. Трансплантация органов оказывается в рамках высокотехнологичной медицинской помощи и оплачивается за счет средств государства, поэтому для пациента эта помощь бесплатна.

Если говорить о прижизненном донорстве — то такие операции, согласно законодательству, возможны только на добровольной (безвозмездной) основе и только в случае генетического родства донора и реципиента. Данное ограничение позволяет сократить круг возможных злоупотреблений по использованию органов от живых доноров. Объявления о продаже и покупке почек и других органов является не чем иным, как попыткой выманить деньги из доверчивых людей. Естественно, это мошенничество не доходит до реального изъятия органов.

Что касается влияния на решение предоставления донорского органа реципиенту — здесь нужно понимать, как происходит его выбор. Пациенты, ожидающие донорский орган, занесены в лист ожидания информационной системы. Про появлении донора проверяется несколько параметров — это и совместимость, и критерий экстренности ситуации, и длительность ожидания органа. Таким образом компьютер подбирает «идеального» реципиента, и сотрудник не имеет влияния на этот выбор. Этот процесс так же контролируется, и какие-либо манипуляции абсолютно исключены.

Волнующее людей отношение религиозных институтов к посмертному донорству тоже известно. В основах социальной концепции Русской православной церкви говорится, что «посмертное донорство органов и тканей может стать проявлением любви, простирающейся и по ту сторону смерти». Однако донорство не может считаться обязанностью человека, поэтому врачам необходимо выяснить волю умирающего или умершего человека, обратившись при необходимости к его родственникам. Представители ислама, католицизма и буддизма также не имеют возражений против трансплантации. В Испании, например, у входа в храмы можно увидеть надписи: «Не берите органы с собой на небо. Там они вам не понадобятся, а здесь спасут чью-то жизнь». Сегодня эта страна — один из мировых лидеров в области донорства и трансплантации.

В России количество трансплантаций растет, если в 2006 году было сделано 662 операции, то в 2015-м этот показатель уже приблизился к 1500. При этом количество операций по пересадке печени выросло в 7,6 раза, с 43 до 325, а по трансплантации сердца — с 11 до 179 операций в год, то есть в 16,3 раза. Минздрав России планирует регулярно проводить информирование населения для повышения осведомленности, преодоления страхов и формирования в обществе положительного отношения к донорству органов. Также разработан законопроект, в котором определены все шаги, связанные с процессом донорства и трансплантации, механизмами волеизъявления.

Организация помощи населению в виде пересадки органов базируется как на чисто профессиональных возможностях того или иного учреждения, так и на этических положениях, отмечает Сергей Готье. Каждый человек в своей жизни может оказаться как донором, так и реципиентом. И вот от того, как общество будет относиться к собственным гражданам, которым нужна трансплантация по жизненным показаниям, зависит прогресс в этой области.

Как стать донором органов посмертно

Что такое трансплантация и когда она нужна

Определимся сначала с тем, что значит трансплантация. Процедура представляет собой пересадку здорового органа от одного человека к другому. Она может быть нужна не только взрослому, но и ребенку. Весь этот процесс можно разделить на два этапа:

  • Эксплантация органа или органов у донора.
  • Имплантация органа в организм реципиента.

Существует масса причин, по которым может понадобиться эта операция.

Назовем некоторые из них:

  • Лейкоз или лимфома требуют пересадки костного мозга.
  • Некоторые онкологические заболевания.
  • Болезни сердца.
  • Заболевания печени.
  • Болезни почек.
  • Заболевания легких.
  • Заболевания желудочно-кишечного тракта.

Именно пересадка органов в некоторых случаях спасает человеку жизнь. Закон о донорстве органов в России помогает решить эту проблему.

Детское донорство

Еще совсем недавно изъятие органов у умерших детей не проводилось. Законодательство не содержало процедуру диагностики смерти мозга у маленьких пациентов. В 2015 году это было исправлено. Теперь законодательно регламентировано изъятие органов у умерших от 1 года до 18 лет. Обязательным является письменное согласие родителей.

Хочется отметить, что посмертное детское донорство органов в России дает надежду многим родителям на выздоровление ребенка. Оно необходимо для трансплантации сердца и печени. Отмечены случаи, когда родители умирающего ребенка хотели бы помочь другим нуждающимся детям.

Споры о том, нуждается ли закон в доработке, идут постоянно. Компетентные специалисты считают, что в нем все учтено. Некоторые имеют мнение, что необходимо разрешить продажу органов на официальном уровне.

Правила диагностики смерти донора

Этот момент прописан в законе наиболее четко: органы могут быть изъяты только в том случае, если у человека констатирована смерть мозга или биологическая смерть, то есть остановка дыхания и сердцебиения. Дело в том, что смерть мозга не всегда означает прекращение всех жизненных функций организма: в условиях реанимации сердцебиение и дыхание можно поддерживать с помощью аппаратуры несколько дней.

Время начала процедуры констатации смерти мозга зависит от диагноза и лечения, которое получал больной (в частности, от лекарственных препаратов, которые ему вводили). Для диагностики смерти мозга должен собраться специальный консилиум.

Его члены изучают историю болезни и проводят исследования, призванные установить наличие или отсутствие мозговой активности (компьютерную томографию головного мозга, проверку возможности самостоятельного дыхания и т.

д.). Решение о смерти мозга не может быть принято раньше чем через 6 часов наблюдений за пациентом.

Впрочем, многие трансплантологи утверждают, что и данная часть законодательства несовершенна. Достаточно того, что для больных, которым водили седативные препараты (а к указанной категории относятся практически все пациенты реанимационных отделений), процедура диагностики смерти мозга должна быть отложена минимум на 20 часов.

По мнению врачей, за это время в организме начинаются процессы распада, и к моменту принятия решения о возможности изъятия органы уже становятся непригодными для пересадки.

Опасна ли операция для донора?

Участвовать в трансплантации может человек старше 18 лет, не страдающий хроническими заболеваниями и признающий себя совершенно здоровым, по собственному желанию. Официально врачи не требуют соблюдения особого режима и утверждают, что каждый донор почки после завершения восстановительного периода может продолжать жить полной жизнью в привычном темпе.

Но важно понимать, что после операции всю оставшуюся жизнь к своему здоровью следует относиться с особым вниманием. Желательно избегать чрезмерных нагрузок, придерживаться здоровой диеты, полезно также отказаться от вредных привычек.

Все доноры почек должны регулярно проходить профилактическое обследование в больнице, а при любых ухудшениях самочувствия обращаться к врачу, забыв на всю жизнь о самолечении.

Что касается реальной опасности, проведенные исследования показали, что риск смерти сразу после операции (в течение трех месяцев) составляет 3,1 %. Однако этот показатель получен при наблюдении за достаточно большой группой доноров, и невозможно однозначно сказать, что все они умерли только из-за удаления одной почки.

В течение 12 лет после донорства почки процент смертности среди пациентов, пожертвовавших свои органы, составляет 1,5. И это снова общая цифра, включающая в себя случаи летального исхода по разным причинам.

Стоимость внутренних органов человека

Ни одна страна мира не предусматривает в своем законодательстве компенсацию, которую должны получать доноры почек или иных органов. Однако на мировом черном рынке трансплантационных материалов давно установлены свои цены.

В среднем стоимость человеческой почки варьируется в пределе 10-100 тысяч долларов. Почему разница в цене столь велика? Вне зависимости от того, где будет проводиться пересадка почки, донор может быть найден в другом государстве.

В странах с неразвитой экономикой малообразованные люди, живущие в деревнях, готовы продавать свои органы, получая компенсацию в размере 3-5 тысяч долларов.

Как продать свою почку. Десять вопросов о донорстве органов

О донорстве органов в России знают на удивление мало, складывают городские легенды и пугают рассказами о том, как сердце, почки и печень забирают, когда сердце человека еще бьется. Вместе с трансплантологом Михаилом Каабаком и реаниматологом Вячеславом Афончиковым «Сноб» разбирался, как все устроено на самом деле

Поделиться:

1. Нужно ли заявлять о своем желании стать донором после смерти?

В России, как и во многих других странах, действует презумпция согласия. Это означает, что каждый взрослый дееспособный гражданин после смерти считается потенциальным донором. Тем не менее можно заявить о своем желании или нежелании сделать последний подарок и спасти чью-то жизнь. Согласно закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», достаточно просто сказать об этом при свидетелях, письменное заявление придется заверить у нотариуса или руководителя больницы. Об эффективности такой системы сложно судить, и уже несколько лет ведутся разговоры о создании федерального регистра волеизъявлений граждан, но пока ничего подобного не существует.

2. Могут ли родственники запретить использование органов умершего?

Родственники имеют право вмешаться, если человек не заявил о своей воле при жизни. Врачи должны предпринять попытку сообщить родственникам о смерти их близкого, прежде чем приступать к изъятию органов. При этом закон не обязывает врачей спрашивать, не возражают ли родственники против донорства. Никто не учит врачей разговаривать на такие темы и не требует, чтобы они это умели. Из-за этого нередко возникают конфликты.

«Если нам по телефону сказали, что не возражают против донорства, а потом утверждают, что были категорически против, то никто ничего доказать друг другу не может, — рассказывает заместитель главного врача по анестезиологии и реанимации Санкт-Петербургского НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе Вячеслав Афончиков. — Порой есть разногласия между родственниками, и что в таком случае должен делать врач, кого слушать? Как фиксировать волеизъявление? Совершенно непонятно. И ничего не поменяется, пока не появится единый регистр, куда люди смогут вносить сведения о своей воле. А на враче ведь еще лежит ответственность, нужно психологически подготовить родственников к смерти близкого человека, если состояние безнадежное. Это трудно, многие в такой ситуации будто не воспринимают негативную информацию, и требуется терпение и такт, иначе родственники могут, например, подумать, что мы рукой махнули, а это не так, разумеется».

3. Могут ли врачи забрать органы у живого человека?

Прежде чем изъять органы, врачи должны констатировать биологическую смерть или смерть мозга. Вне реанимации гибель мозга приводит к остановке сердца и дыхания (биологической смерти), но с помощью интенсивной терапии функции сердца и легких можно поддерживать несколько дней. Для констатации смерти мозга существует специальный порядок, требования к процессу диагностики очень строгие.

4. Как диагностируют смерть мозга?

Собирается консилиум, врачи изучают историю болезни, минимум шесть часов наблюдают за пациентом, проводят компьютерную томографию, проверяют, может ли человек дышать самостоятельно (для этого на какое-то время отключают от аппарата искусственной вентиляции легких). Нередко проводят дополнительные проверки и исследования. Например, если у пациента наблюдается спинальный автоматизм — движения руками или ногами. Это рефлексы, которые замыкаются на уровне спинного мозга, а его активность повышается, когда головной мозг перестает функционировать и оказывать тормозное влияние.

У порядка, в котором устанавливается диагноз смерти мозга человека, есть недостатки. «По инструкции, если мы вводили пациенту седативные препараты, то потом должны выждать от 20 до 100 часов и только потом начинать процедуру диагностики смерти мозга, — говорит Афончиков, — Почему столько? Никто не знает, так Минздрав решил. Только если мы 100 часов ждать будем, получим гнойные осложнения и потеряем донора. А если будем только 20 часов ждать, то завтра придут люди в погонах и спросят, почему так мало. И вот тут нам приходится импровизировать. Мы проводим токсико-химические исследования и ждем, когда получим анализ, который покажет, что препарата в организме уже нет».

Иллюстрация: GettyImages

5. Можно ли стать донором органов при жизни?

При жизни можно стать родственным донором, поделившись почкой или кусочком печени со своим ребенком, кем-то из родителей, сестрой или братом. При этом ни мужу, ни жене отдать эти органы нельзя. И для родственника, и для незнакомого человека, и даже для самого себя можно стать донором костного мозга. Чтобы проверить, подходит ли костный мозг для пересадки, у потенциального донора берется на анализ кровь и проводится типирование. Во многих городах можно сдать анализ и зарегистрироваться в базе добровольцев, которые потенциально готовы передать костный мозг незнакомым людям.

6. Можно ли продать или купить органы?

Легально в России нельзя ни продать, ни купить органы. При этом люди постоянно обращаются в клиники и предлагают свои почки. «Как правило, продавцы становятся жертвами мелких мошенников: им предлагают заплатить несколько тысяч рублей за анализ на совместимость, и на этом все заканчивается», — рассказывает доктор медицинских наук, руководитель отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. академика Б. В. Петровского РАМН Михаил Каабак.

7. Могут ли ВИЧ-положительные люди стать донорами и реципиентами?

Реципиентом могут, а донором нет. «Помимо ВИЧ донорству препятствуют гепатиты, — говорит Михаил Каабак. — Это, разумеется, глупость, в развитых странах дела обстоят иначе, российские профессиональные сообщества давно выступают за отмену этих ограничений. Но, к сожалению, ничего не меняется».

8. Может ли человек, которого не опознали, стать донором?

С точки зрения этики одинаково плохо использовать органы того, кто не хотел стать донором, и не учитывать волю человека, который этого желал. Но в случае с пациентом, которого не смогли опознать, у врачей нет выбора: забирать органы запрещает закон. «Это чисто юридическое. Например, по закону иностранные граждане донорами быть не могут. А если опознать человека нельзя, то и определить гражданство тоже, даже когда наличие татуировки на правом предплечье “Не забуду мать родную” со всей очевидностью указывает на то, что пациент наш земляк», — говорит Вячеслав Афончиков.

9. Разрешено ли в России детское посмертное донорство?

Детское донорство не было запрещено, но для того, чтобы использовать органы, у ребенка нужно диагностировать смерть мозга, а порядок проведения этой процедуры был утвержден лишь год назад. Сейчас юридических препятствий для детского донорства нет, но реальных случаев пока не было.

«Думаю, можно ожидать, что это случится в ближайшие месяцы, — считает Михаил Каабак. — Детское посмертное донорство необходимо для трансплантации сердца детям, важно для трансплантации печени. И это удел развитых обществ, поскольку помимо помощи реципиентам дает утешение людям, потерявшим ребенка в результате травмы или болезни. За последние три месяца я дважды сталкивался с ситуациями, когда родители умирающего ребенка искали такую возможность».

10. Что изменится, если будет принят новый закон о донорстве?

Если будет принят новый закон «О донорстве органов человека и их трансплантации», то врачей обяжут предпринять попытку сообщить родственникам умершего о его смерти до того, как приступить к изъятию органов.

«Закон пишется так, что остается вероятность, что мои действия будут истолкованы как противозаконные, — комментирует Вячеслав Афончиков. — Где взять контакты родственников? Что делать, если не дозвонился?»

Кроме того, должна появиться система регистрации волеизъявлений граждан. Еще закон обязывает вести электронный регистр доноров и реципиентов. Теоретически это должно навести порядок в распределении органов, сейчас в стране нет даже общего листа ожидания трансплантации, лишь региональные.

«Принципы распределения органов должны быть справедливыми и понятными, и у общества должна быть возможность проверить, соблюдаются ли эти принципы, — говорит Михаил Каабак. — К сожалению, разрабатываемый Минздравом электронный регистр не позволяет осуществлять контроль за этой системой».

10 фактов и мифов о трансплантации донорских органов


Тема трансплантации донорских органов уже давно поросла различными мифами и небылицами. Одна из причин молодость данного направления медицины, поэтому при отсутствии специальных знаний понять сложные медицинские и биологические процессы просто невозможно. Мы решили подробнее разобраться с основными мифами и развеять их.

1. У любого человека можно забрать органы и пересадить их другому человеку

Трансплантация органов может быть осуществлена только в том случае, когда другие медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни пациента или восстановления его здоровья.

Донорский орган должен подходить реципиенту. В настоящее время подбор донора осуществляют по двум основным системам антигенов: АВ0 (антигены эритроцитов) и HLA (антигены лейкоцитов, получившие название антигенов гистосовместимости). Совместимость по антигенам HLA считают определяющей при подборе донора. Комплекс генов, контролирующих синтез основных антигенов гистосовместимости, расположен в VI хромосоме, в трансплантологии основное значение имеют локусы А, В и DR.

«Причина смерти донора в некоторых случаях может стать причиной отказа от донорских органов: это острый вирусный энцефалит, некоторые виды первичных злокачественных опухолей головного мозга, – написано в клинических рекомендациях «Посмертное донорство органов», – С максимальной тщательностью всегда определяются риски наличия у потенциального донора того или иного инфекционного возбудителя и серьезность заболевания, им вызываемого. Физикальное обследование является важной частью определения потенциального донора для исключения внешних признаков травмы органов».

Определение антител к ВИЧ (анти-HIV), антител к вирусу гепатита С (анти-HCV), поверхностного антигена к вирусу гепатита В (HBsAg), антител к кардиолипиновому (RPR скрининговый тест для диагностики сифилиса) и определение суммарных антител к антигенам бледной трепонемы (EIA Ig M + Ig G), а также диагностика самих возбудителей при помощи полимеразной цепной реакции обязательны для выполнения у потенциального донора.

Получение положительного результата хотя бы в одном из всех указанных тестов является причиной для отказа от посмертного донорства органов.

2. Можно пересаживать почти все органы

Объектами трансплантации могут быть сердце, почки, легкие, печень, костный мозг и другие органы – их перечень утвержден Министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с Российской академией медицинских наук. В этот перечень не включены органы, их части и ткани, имеющие отношение к воспроизводству человека (яйцеклетка, сперма, яичники или эмбрионы), а также кровь и ее компоненты. Технически возможно пересадить конечности, но протезы функционируют лучше, чем пересаженные конечности.

Большой резонанс в мире вызвала идея итальянского нейрохирурга Серджо Канаверо пересадить голову живому человеку.

Комментирует главный трансплантолог Минздрава РФ Сергей Готье:

«С точки зрения специалиста, правильнее было бы все же говорить о пересадке тела донора, а не головы. Но технически это сделать можно – просто надо все тщательно пришить. Помимо этого существует методика глубокого охлаждения организма для сохранения мозга во время операции. Так что и в случае с пересадкой туловища такой протокол разработать вполне возможно. Основная проблема – воссоздание нервной регуляции в спинном мозге. Вот с этим большие сложности. Потому что есть риск, что в результате пересадки человек останется с работающей головой, но при этом он не сможет двигать конечностями и самостоятельно дышать. Серджо Канаверо предлагает нервные окончания склеивать. Если ему это удастся, это будет большой шаг вперед, настоящая сенсация».

3. Преступники убивают людей и продают их органы

Для того, чтобы органы были пригодны для трансплантации, умершего человека необходимо подключить к искусственным системам жизнеобеспечения. Искусственная вентиляция легких обеспечивает поступление в легкие кислорода, искусственная система кровообращения обеспечивает поступление этого кислорода ко всем органам. Процесс поддержания нормальной работы всех органов после смерти человека называется кондиционированием органного донора. Занимаются этим врачи- реаниматологи.

Кондиционирование органного донора невозможно провести вне стен хорошо оснащенной больницы. В этой процедуре задействуют аппараты искусственного жизнеобеспечения, специальные лекарственные препараты. Проводить ее может только хорошо обученный опытный медицинский персонал. Очевидно, что для того чтобы умерший человек стал донором, он в момент своей смерти должен находиться в реанимации или в больнице, в которой есть реанимационное отделение.

«Трансплантация органов – это вид высокотехнологичной медицинской помощи, – говорит и.о. заведующего кафедрой биомедицинского права Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова Сергей Хомяков, – В РФ трансплантации органов выполняют наиболее опытные и компетентные врачи, как правило, заведующие хирургическими отделениями в крупных медицинских организациях уровня федеральных медицинских центров, республиканских, областных и краевых больниц. Это «элита» отечественного здравоохранения, наше «народное достояние», люди, понимающие, что такое профессиональная репутация и за что можно понести уголовную ответственность. Все медицинские организации, где выполняются трансплантации органов, известны и контролируются компетентными органами».

4. Органы продают за границу

Торговля донорскими органами запрещена международными актами. Трансплантационный туризм, то есть поездки в другую страну для выполнения трансплантации, также осуждается мировым сообществом. Стамбульская декларация о трансплантационном туризме и торговле органами была принята в 2007 году и в связи с клиническими, правовыми и социальными изменениями в области трансплантологии обновлена в июле 2018 года.
Вывезти органы за границу невозможно, так как у всех органов очень короткий срок хранения. Сердце и легкие после изъятия их из тела донора хранятся 4 часа, печень – 12 часов, почка – до 20 часов (но оптимальное время для почки 12 часов, каждый следующий час уменьшает шансы операции на успех).

5. Трансплантацию можно выполнить в подпольных клиниках

Трансплантация органов – это высокотехнологичная сложная операция. Для того, чтобы в клинике можно было проводить трансплантацию органов, в ней должно быть:

  • реанимация, оборудованная система жизнеобеспечения;
  • бригада хирургов- трансплантологов;
  • медсестры;
  • лаборатория, позволяющая выполнять очень дорогостоящие и редкие анализы;
  • персонал лаборатории;
  • аппарат искусственной почки (не всегда после операции почка начинает работать сразу, иногда пациент вынужден несколько недель находится на аппарате искусственной почки).

После операции пациент нуждается в стерильной палате, ведь его иммунитет искусственно снижается. Пациент нуждается в дорогостоящих анализах и обследованиях, возможны консультации врачей различных специальностей: кардиолог, пульмонолог, инфекционист и т.д.
В итоге, подпольная клиника должна иметь большое количество дорогостоящего оборудования, лабораторию и, как минимум, человек 50 медицинского персонала. Невозможно устроить такую клинику в подвале, так же как и набрать столько профессиональных опытных врачей, готовых на преступление.

6. После операции пациент не нуждается в медицинской помощи

Трансплантация спасает жизнь пациента, улучшает ее качество, но человек не становится после трансплантации абсолютно здоровым. После трансплантации для того, чтобы не произошло отторжения пересаженного органа, необходимо в течение всей жизни принимать специальные лекарства – иммунодепрессанты. То есть после трансплантации у человека создается искусственный иммунодефицит, и это создает риск для пациента после пересадки, он становится беззащитен перед инфекциями.

Пациент после пересадки должен наблюдаться у врача, сдавать анализы, контролировать работу пересаженного органа. Количество иммунодепрессантов индивидуально для каждого пациента, их может подобрать только врач. Пациенты получают такие препараты бесплатно.

7. Это страшно дорогой бизнес

Трансплантация органов – это не бизнес, а вид высокотехнологичной медицинской помощи, который в РФ финансируется за счет средств государственного бюджета. Граждане сами не платят за трансплантацию органа.

Чтобы не допустить коммерции в этой сфере, законодательством РФ установлен ряд ограничений и инструментов контроля. Так, донорство и трансплантация органов выполняются только в системе государственных медицинских организаций, которым для этой деятельности необходимо получить соответствующую лицензию и войти в специальный перечень медицинских организаций, который утверждается Минздравом России и Российской Академией Наук.

Каждый пациент – реципиент, которому выполняется трансплантация органа, каждый пациент – донор, от которого получают донорский орган, фиксируются в информационной системе Минздрава России, чтобы можно было проконтролировать, когда, кому, по каким показаниям и с каким результатом был пересажен донорский орган. О каждом случае донорства органов медицинская организация письменно уведомляет прокурора. Кроме того, законодательством РФ за принуждение человека к донорству органов, за куплю-продажу донорских органов предусматривается уголовная ответственность. Публичные предложения в сети интернет, в СМИ о купле-продаже органов для трансплантации будут являться основанием для соответствующей проверки со стороны правоохранительных органов.

8. Врачи не спасают людей, попавших в реанимацию, чтобы потом изъять органы

Чтобы не возникало конфликта интересов, было выработано правило, по которому врачи-трансплантологи не имеют права участвовать в оказании медицинской помощи пациенту, попавшему в реанимацию, им занимаются другие врачи – реаниматологи. Это правило зафиксировано в документах ВОЗ и имплементировано в законодательство РФ.

Реаниматолог спасает жизнь пациенту, делает для этого все возможное и невозможное.

Все лечебно-диагностические мероприятия и решения проводятся в соответствии с утвержденными стандартами, инструкциями, клиническими рекомендациями, должным образом документируются. Например, констатация смерти человека на основании диагноза смерти мозга – это сложная процедура, которая регламентируется документом Минздрава России, предполагает выполнение целого ряда лабораторных и инструментальных исследований, клинических тестов, ее продолжительность 6 – 12 и более часов. Наиболее сложные и ответственные решения принимаются коллегиально врачебным консилиумом либо врачебной комиссией.

Если пациент все же умирает и по известным критериям он может быть донором органов, включая отсутствие информации о несогласии на донорство, в этом случае с разрешения главного врача приглашается бригада врачей для выполнения работ по донорству. Их задача – сохранить донорские органы в теле умершего человека, выполнить операцию и обеспечить сохранность донорских органов при последующей транспортировке к месту проведения трансплантации. Один случай донорства может спасти жизни пяти пациентам.

9. Преступники охотятся за детдомовцами, чтобы продать их органы

Согласно закону, дети в случае смерти не могут рассматриваться в качестве доноров только при условии информированного согласия родителей. Использовать в качестве доноров сирот невозможно, согласие опекуна в этом случае не подойдет. (Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан», статья 47, пункты 7-8). Законодательство РФ и в этих вопросах полностью гармонизируется с мировой практикой и рекомендациями ВОЗ.

10. Может быть ошибка при констатации смерти мозга

Смерть мозга – медицинский диагноз. Это состояние, когда мозг человека имеет повреждения, несовместимые с жизнью, при этом деятельность сердца и дыхания поддерживаются искусственно с помощью препаратов. Смерть мозга констатируют независимо от того, собираются ли использовать органы для трансплантации. Вегетативное состояние (повреждение, а зачастую и смерть коры головного мозга) не является основанием для изъятия органов.

В России с 1 января 2016 года начал действовать новый вариант Инструкции констатации смерти мозга, утвержденный Минздравом и Минюстом.

В практике российских неврологов, начиная с утверждения Инструкции и Положения о смерти мозга как о смерти человека, с 80-х годов не было ни одного случая ошибки при констатации смерти мозга.

Читайте также:  8 простых способов борьбы с бессонницей
Ссылка на основную публикацию